2001 №2 (2)
Документ без названия
Редколлегия Editorial Board Требования к статьям Requirements Профиль в ВАК      
ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА
Документ без названия

Рябцев А.А.

ОРГАНИЗАЦИОННО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ НАДЕЖНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫХ СИСТЕМ

На современной этапе развития рыночной экономики в России поя­вились теоретические труды, в которых рассматриваются категории, клас­сификация, тенденции развития как промышленного сектора, так и рынка финансового на основе исследования зарубежного опыта, разработки «уникального» российского. Рынок изучается с позиций совершенства его отдельных институтов, увеличения их разнообразия, без решения принци­пиальных вопросов организации и функционирования его как системы.

Рыночная трансформация российской экономики выдвигает перед экономической наукой ряд проблем, требующих глубокого теоретического осмысления и обоснования путей их практического решения. Одной из них является проблема организационно-экономического обеспечения создания и функционирования финансово-промышленных групп (ФПГ), в которых аккумулируются интегрированные возможности финансового, промыш­ленного и торгового капитала. Несмотря на высокую значимость малого бизнеса для становления в России рыночной экономики, только мощные корпорации являются тем средством, которое способно кардинально изме­нить кризисное состояние промышленности.

Актуальность формирования ФПГ обусловлена необходимостью ре­шения проблем приватизации и структурной перестройки промышленно­сти, проведения широкомасштабных, комплексных исследований в сфере науки и производства, техническое и технологическое обновление которо­го, в свою очередь, является одной из важнейших задач создания финансо­во-промышленных групп.

К сожалению, пока наиболее очевидной целью формирования ФПГ является не столько стратегическое инвестирование, сколько внутреннее частичное перераспределение убытков, (хорошо известное из опыта про­мышленных объединений в плановой экономике), временная поддержка отдельных слабых звеньев ФПГ и совместное лоббирование во властных структурах с целью получения льгот.

При традиционном подходе к созданию и анализу функционирова­ния финансовых и промышленных систем в настоящее время не удается ни объяснить, ни упорядочить их структуру и управление. Очевидно, что не­обходимо глубокое развитие теории как финансового, так и промышленно­го рынка на единой методологической основе. Определенный вклад в научную разработку отдельных организаци­онных, экономических и технических аспектов обеспечения надежности сложных систем внесли труды отечествен­ных ученых П.К. Анохина, B.C. Кабакова, А.Е. Карлика, В.В. Новожилова, B.C. Немчинова, Н.Н. Моисеева, Д.С. Львова, В.Д. Черняева и других. Из­менение условий функционирования хозяйствующих субъектов при пере­ходе к рынку потребовали разработки целостной теории создания и функ­ционирования финансовых, промышленных и финансово-промышленных систем.

Выбор объектов исследования был сделан, исходя из различного уровня сложности рассматриваемых систем, а, следовательно, и с различ­ным последействием отказа на уровень функционирования всей системы. Объектами исследования в данной работе явились производственные предприятия топливно-энергетического комплекса: нефтегазодобывающие (ОАО «Ноябрьскнефтегаз», ОАО «Пурнефтегаз»); нефтеперерабатывающие и нефтехимиче­ские (ОАО «Сибнефтегазпереработка», ОАО «Уралнефтехим», ТНК «РУНО» и др.), трубопроводного транспорта; и субъекты финансового рынка Россий­ской Федерации.

Современную теорию организации производства отличает систем­ный и, в первую очередь, кибернетический подход к структурному анализу производства как динамической системы. Необходимость этого продикто­вана сложностью рассматриваемых систем, многофункциональностью элементов, изменчивостью, подвижностью функций даже однородных по структуре систем как во временном, так и в пространственном аспектах. У. Эшби в одной из своих работ пишет, что сама множественность компо­нентов системы и их потенциальное безграничное взаимодействие должно быть упрощено в соответствии с требованиями анализа, «...так как совер­шенно невозможно сколько-нибудь эффективно анализировать хаотич­ность, взаимодействие этого множества... Теория систем должна строиться на методах упрощения, и она представляет собой науку упрощения»[1].

Основной недостаток определений «системы» заключается в том, что авторы, анализируя поведение простых систем, переносят их основные черты на более сложные. Но, как указывал У. Эшби, суть системного под­хода не в «усложнении», а в «упрощении».

Система обладает следующими свойствами:

·        целостная совокупность элементов;

·        между элементами или их свойствами существуют устойчивые свя­зи (отношения), превосходящие по силе (мощности) связи (отношения) этих элементов с элементами, не входящими в систему;

·        наличие определенной организации, что проявляется в снижении энтропии (степени неопределенности) системы U(Ai) по сравнению с эн­тропией системоформирующих факторов H(Fi);

·        существование интегративных качеств (свойств), то есть таких ка­честв, которые присущи системе в целом, но не свойственны ни одному из ее элементов. Наличие интегративных качеств показывает, что свойства системы хотя и зависят от свойств элементов, но не определяются ими полностью.

Целеобусловленность должна реализовываться не только при разовом акте создания системы. Возможность реакции на изменение цели должна быть преду­смотрена в структуре и способе функционирования системы[2].

С этих позиций мы и рассматривали проблему обеспечения надеж­ности промышленных систем.

Проблеме надежности посвящено большое количество исследова­ний, однако не существует единого мнения относительно данной катего­рии. Одни авторы выделяют физическую сущность надежности, другие - экономическую, третьи говорят о надежности, как об идеальном и труднодостижимом условии функционирования систем. Следует отметить, что все существующие определения отражают либо какие-то количественные характеристики надежности, либо специфические черты данного свойства для определенного вида систем, либо смыкаются по смыслу с безотказно­стью, ремонтопригодностью или долговечностью. Однако все они не пригодны для характеристики надежности как свойства производственной системы.

ГОСТ 13377-75 и ГОСТ 27.002-83 описывают свойства только элемента производственной системы. Поэтому неправомерно считать, что приведенное в них определение может быть принято и для производствен­ных систем с некоторыми допущениями, характеризующими особенности их функционирования.

Применяя для анализа надежности производственной системы тер­минологию технических систем, многочисленные авторы приходят к вы­воду о непригодности ее: «... долговечность... в нашем смысле не имеет смысла, так как для большинства производственных систем их предельные состояния не определены, а системы непрерывно адаптируются к новым условиям»; «...сохраняемость также не может характеризовать производст­венную систему по причине, указанной выше». Напомним, что для биологических систем долговечность действительно понимается не­сколько иначе - как способность системы существовать достаточно долгое время, благодаря возможности получения из внешней среды источников питания для функционирования и обновления.

В многочисленных публикациях отмечается, что под надежностью производственной системы (ПС) понимается свойство системы эффектив­но функционировать во времени, оговариваются условия эффективно­сти системы в виде оптимальных организационных условий, опреде­ляется надежность ПС, как выражение устойчивого функционирования всех элементов производственного комплекса в заданном режиме и пр.

Анализ определений надежности ПС, приведенных в научно-технической литературе, позволил сделать вывод о том, что авторы, говоря о надежности системы, выделяют либо надежность элементов, либо ка­чество выполнения заданных функций, либо эффективность формы ор­ганизации ПС. Все это неверно отображает суть системного подхода, при­водит к одностороннему рассмотрению и проблемы надежности, и путей ее обеспечения в ПС. Поэтому весьма проблематичной является «трансплантация» в экономику и органи­зацию производства показателей и атрибутов надежности технических систем.

Все показатели надежности систем прямо или косвенно связаны с понятием отказа. Если для технической системы отказ - событие очевид­ное, несколько иначе обстоит дело с понятием «отказ ПС», поскольку это система более высокого порядка и однозначное решение здесь неприемлемо.

На появление и значимость отказа в системе влияет и форма организации ПС. Для системы с большим разно­образием внешних связей вероятности распределены в широком интерва­ле, а неопределенность результатов значительно больше, чем для системы с независимой блочной структурой. В последней вероятности полного ис­пользования ресурсов распределены компактно и в узком интервале. Соот­ветственно снижается область неопределенностей достижения цели при одновременном улучшении критериев эффективности.

Но и этого аспекта недостаточно для обоснования отказа ПС. Так, отказ автономной установки приведет к снижению эффективности функ­ционирования, а в линии переработки или в трубопроводном транспорте - к остановке системы.

Итак, надежной будем считать такую ПС, в которой при задан­ных: надежности элементов, качестве выполнения функций и прогрес­сивной структуре организации, - обеспечивается максимально воз­можное достижение поставленной цели[3].

Отказом будем считать такое состояние системы с избыточ­ностью, когда при отказе одного из элементов, либо при нарушении выполнения заданных функций, либо при изменении формы организа­ции, система не достигает обоснованно поставленной цели по коли­чественным и качественным показателям. Влияние отказа на уровень функционирования ПС обусловлено также наличием в системе избыточно­сти или сверхизбыточности элементов и функций.

Наряду с созданием новых автоматических устройств, оборудования и систем большое значение имеет работа, связанная с обеспечением на­дежности их функционирования. Тенденция научно-технического прогрес­са, реализующаяся в создании и освоении новой техники, привели не только к повышению стоимости самой техники, но и ее отказам.

Автоматизация на основе механизмов и машин малой надежности во многих случаях приводит к росту амортизационных отчислений, а также к увеличению затрат живого труда, так как при эксплуатации такого обору­дования происходит более быстрое увеличение числа высокооплачивае­мых наладчиков и ремонтников. В результате - значительные затраты в сфере использования данной техники, которые делают ее неконкуренто­способной.

На капиталистических фирмах система резервирования производст­венно-хозяйственной деятельности, охватывающая все подразделения от складов материалов до складов готовой продукции, призвана обеспечить конкурентоспособность в производстве и управлении. Объектами резерви­рования являются: подготовка производства, материально-техническое снабжение, оборудование в цехах, рабочая сила, мощности. Зарубежные фирмы имеют сознательно не используемые или частично функциони­рующие производственные мощности, которые вовлекаются в процессы производства только в случае необходимости.

Следовательно, научно-обоснованное резервирование основных элементов процесса производства является важным средством обес­печения устойчивой работы производственных подразделений.

Еще одним важнейшим способом обеспечения на­дежности современных производственных систем является ориента­ция на прогрессивные формы организации и обслуживания.

Проблема организационного обеспечения надежности современ­ных производственных систем требует разработки научно-обоснованных методов резервирования материальных и финансовых ресурсов (а также их экономически целесообразного соотношения), при одновременной оптимизации организационной структуры, гибко­сти технологии и поддержания заданной технической надежности отдельных элементов.

Основа экономического обеспечения надежно­сти систем: цена надежности определяется уровнем развития эко­номики; «дефицитная» экономика создает дешевые системы с высокой ценой эксплуатации; «избыточная» экономика создает надежные и доста­точно дорогие системы с низкой ценой эксплуатации. Немаловажную роль здесь играет ориентация предприятий: сбытовая (ориентированная на возможности производства) или маркетинговая (ориентированная на по­требности потребителя).

Проектирование, внедрение и эксплуатация сложных систем делают целесообразным и необходимым выделение обеспечения надежности в от­дельную подсистему. По мере методической разработки вопросов надеж­ности функции указанной подсистемы «раскрываются», ох­ватывая подсистемы технологической подготовки, технико-эконо­мического планирования, оперативного управления и т.д.

Исследования и опыт показывают, что подсистема обеспечения на­дежности должна состоять из следующих видов: технического, социально-экономического, организационного, информационного, информационно-организационного, математического. Основой для разработки мероприятий по социально-экономическому, информационному и другим видам обеспе­чения, - является достигнутый уровень технической надежности сложных производственных систем, который закладывается при проектировании, изготовлении, внедрении и поддерживается при их эксплуатации.

По состоянию на 01.12.99 г. в системе нефтепроводного транспорта РФ эксплуатировалось 48,5 тыс. км магистральных нефтепроводов, 409 нефтеперекачивающих станций и резервуарный парк общей вместимостью по строительному номиналу 13,3 млн. м3 (из них металлических резервуа­ров - 9,6 млн. м3), 190 аварийно-восстановительных пунктов, 59 ремонтно-восстановительных колонн, 9 центральных баз производственного обслу­живания объектов магистрального транспорта нефти[4].

В таблице 1 приведена оценка сроков эксплуатации российских ма­гистральных нефтепроводов. К 2000 году доля нефтепроводов, эксплуати­рующихся свыше 20 лет, составила 73 %, а свыше 30 лет - 41 %. К критиче­скому сроку подходит ресурс пленочных изоляционных покрытий нефте­проводов большого диаметра (1020 и 1220 мм), протяженность которых составляет 20 тыс. км. Практически каждый второй переход нуждается в ремонте. Большая часть железобетонных резервуаров построена в 60-е -70-е годы и в настоящее время устарела. 25 % резервуарных емкостей экс­плуатируется более 20 лет, требует замены и капитального ремонта, но увеличение объема невостребованной нефти в системе магистральных нефтепроводов вызывает трудности в их эксплуатации и ремонте.

Таблица 1

Сроки эксплуатации магистральных нефтепроводов

Срок эксплуатации

Доля, %

до 10 лет

11,8

от 10 до 20 лет

33,9

от 20 до 30 лет

29,0

свыше 30 лет

25,3

За последние пять лет аварийность составляет 12-15 аварий в год. Нефтепроводы, построенные 20-30 лет назад, не оснащены системами ав­томатики и телемеханики, что значительно осложняет локализацию ава­рий.

Особенностями серьезных изменений условий функционирования трубопроводного транспорта за последние несколько лет следует признать ряд негативных технологических явлений, связанных:

• со значительным ограничением приема нефти внутренними потре­бителями, что вызвало уменьшение загрузки нефтепроводов до 45 %, сни­жение скорости перекачки, выпадение воды и развитие внутренних корро­зионных процессов, усугубленных ростом концентрации сероводородосодержащих соединений в нефти;

• максимальной загруженностью резервуарных парков в связи с хра­нением невостребованной нефти, что препятствует плановому проведению ремонтных работ на трубопроводах.

Реализация планов технического перевооружения и реконструкции МП, увеличение парка инспекционных снарядов и объемов внутритрубной диагностики, дооснащение ремонтных и аварийно-восстановительных служб современными техническими средствами - позволит обеспечить надежное функционирование, а также повысить техническую и экологиче­скую безопасность нефтепроводов.

Однако реализация этих планов сдерживается из-за недостатка фи­нансовых ресурсов, так как планы 1999 года были обеспечены финансиро­ванием за счет утвержденного тарифа на транспорт нефти по капитально­му ремонту на 67 %, по техническому перевооружению и модернизации -73 %.

Импортным оборудованием укомплектовано 95,5 % систем управле­ния насосноперекачивающими станциями и 82,9 % резервуарных парков. Все 394 системы автоматического регулирования (CAP) - импортного про­изводства. Суммарная стоимость эксплуатируемого импортного оборудо­вания в системе нефтепроводного транспорта, закупленного в 1974-1996 гг. за счет валюты, выделенной из бюджета, составляет около $ 4,0 млрд. Следует отметить, что валютных средств, для переоснащения отрасли им­портным оборудованием, катастрофически не хватает; отечественное обо­рудование уступает по качеству и несущественно отличается по цене.

Выходом из данной ситуации может стать лишь изменение техниче­ской и финансовой политики в нефтепроводном транспорте, переориента­ция отечественного машиностроительного производства (на базе ино­странных лицензий и патентов) на выпуск оборудования для переоснаще­ния отрасли.

В настоящее время средний срок службы основного оборудования в нефтеперерабатывающей промышленности превышает 35 лет, значитель­ная его часть введена в эксплуатацию в 1950-66 гг. Износ основных произ­водственных фондов (по Ямало–Ненецкому автономному округу Тюменской области) достигает 100 % в нефтеперерабатывающей промышленности, 80,8 % - в нефтехимической, 58,3 % - в химической. Только 16 % технологического оборудования в нефтехимии признается соответствующим мировым стандартам, 50 % подлежат модернизации, а 34 % - немедленному списанию. Однако темпы выбытия старого оборудования остаются низкими.

Анализ состояния основных производственных фондов в нефтехи­мии и нефтепереработке свидетельствует о том, что процесс об­новления происходит на базе экстенсивного расширения производства. Все это предъявляет особые требования к процессу организации обслуживания производства, внедрению стратегии ремонта оборудования по состоянию, мероприятиям технического перевооружения и реконструкции на принци­пиально новой технической и технологической основе.

Развитие российского финансового рынка на протяжении 1995-1999 гг. определялось, как обособлением рынков инвестиционных и потре­бительских товаров, что приводит к появлению и развитию собственных форм движения денег на указанных рынках, так и раздельным существова­нием рынка инвестиций и рынка товаров в целом.

Общая формула кругооборота капитала К. Маркса «Д-Т-Д», где то­вар играет роль посредника, справедлива и для кругооборота инвестиций. Более того, именно для рынка инвестиций в производство, где появляется специфический вид товара - инвестиционный товар (Ти), способный произ­водить конкурентоспособные потребительские товары (Т') - эта формула приобретает характерные черты рыночного производства: (Д -Ти-Т'-Д').

Своеобразие движения денежной формы на инвестиционных рынках заключается в том, что здесь происходит движение капитала, то есть само­возрастающей стоимости. И, если недавно было сенсацией, что один из московских бан­ков приобрел акции АО «Ноябрьскнефтегаз», то сегодня банки и инве­стиционные институты ищут участия в конкурсном порядке в финансово-промышленных группах, просят на кабальных условиях передаче в траст пакеты акций предприятий, находящиеся в государственной собственно­сти, проводят анализ финансового положения предприятий-партнеров и т.д. Так, по условию тендера банки предполагали получить в управление акции более чем полусотни эмитентов, предоставив правительству кредит в размере 9 млрд. руб. по ставке Libor + 3%. Эта идея была целесообразна для финансового рынка России. Альтернативный вариант - быстрая про­дажа пакетов акций, находящихся в собственности государства, - имел очевидный недостаток: фондовый рынок может не выдержать появления большого количества дополнительных ценных бумаг в условиях дефицита свободных денежных средств.

Цели, стоящие перед «действующими лицами» - элементами фондо­вого рынка - противоположны: для предприятия-эмитента и его админист­рации самое важное - сохранить контроль над предприятием; банки наме­тили для себя точки приложения своих капиталов (а поскольку на аукцио­ны выставлены наиболее ценные федеральные пакеты акций, контроль над ними означает контроль над самыми перспективными российскими пред­приятиями); государство (и его полномочный представитель - Минфин России) - заинтересованы в пополнении бюджета.

Противоречие целей однозначно создает в системе нестационарные условия: судебные раз­бирательства и угрозы судебных исков как в отношении конкурентов по аукциону, так и в отношении государства и даже самих предприятий в недолгой истории залоговых аукционов.

Цель фондового рынка как системы: аккумуляция свободных де­нежных средств для финансирования перспективных направлений раз­вития промышленности, а, следовательно, для перераспределения их между отраслями.

Таким образом, мы можем сделать вывод не только о нарушении принципа целостности в финансовой системе России, а о практически полном игнорировании этого принципа. Однако при дефиците элементной базы, функциональная избы­точность означает снижение надежности системы в целом и неэф­фективное функционирование отдельных ее элементов. Отсюда и разо­рение большинства региональных бирж, и «повальное увлечение» инве­стиционных институтов государственными краткосрочными облигациями, и увлечение коммерческой деятельностью, доход от которой никоим обра­зом не соответствует критерию исключительной роли на рынке ценных бумаг.

Банковский сектор: невыполнение функций и сверхизбыточность ресурсов на верхнем уровне, дополняемые дефицитом ресурсов, а, следовательно, невозможностью выполнять основные функции нижним уровнем - коммер­ческими банками. Западные банки предоставляют клиентам свыше 200 видов услуг; российские - около 20. Незначительная часть банковского сектора РФ совершенствует депозитное обслуживание, предлагает все многообразие сче­тов. Страховые пулы между российскими банками почти не заключаются. Основная масса российских банков совершенно не готова к работе на меж­дународных рынках, куда стремится российский торговый капитал. Очень редко банки предлагают международные лизинговые услуги.

Из 2500 банков только около 10 предлагают клиентам форвардные сделки, опционы, фьючерсы, свопы. Полностью отсутствует составление для торгового капитала средне- и краткосрочных прогнозов потребностей в ликвидных ресурсах, возможных и реальных финансовых потоков.

Ресурсы коммерческих банков прак­тически отключены от инвестиционного процесса, хотя при иных ус­ловиях их потенциал мог бы быть значительным: при всех сложностях об­щий объем кредитования хозяйственных структур со стороны коммерче­ских банков достигает заметной доли от объема ВВП (порядка 10%). Банки опасаются замораживать ресурсы на длительный срок из-за неясности долгосрочных перспектив и высоких производственных рисков, тогда как заемщики зачастую вынуждены отказаться от услуг банков из-за дорого­визны кредитов.

При дефиците элементной базы, избыточности перекрытия по функциям, закрытости региональных и национальных рынков, отсут­ствия пропорций в развитии отраслей и «двухуровневой» - регрессив­ной - форме организации как фондового, так и банковского сегментов - надеяться, что финансовый рынок станет надежной системой - бес­смысленно. Все рассмотренные законы кибернетики, сами образующие «замкнутый контур», - выявляют полное несоответствие финансового рынка России требованиям системного подхода и кибернетики к по­строению надежных систем. Исходя из сказанного, первым общим принципом обеспечения на­дежности финансовой системы является установление соответст­вия заданного качества выполнения функций элементами системы по­ставленной общей цели, определяемое заданной (достигнутой) надеж­ностью каждого элемента и требуемой (эффективной) формой орга­низации системы.

Значимость отказа элементов для финансовой системы определяется вторым общим принципом обеспечения надежности ФС, который ука­зывает на необходимость экономически целесообразного сочетания функциональной и элементной избыточности при устойчивости про­странственно-временной организации системы. Из данного принципа обеспечения надежности вытекает весьма важный вывод относительно создания финансово-промышленных групп: скорость переориентации активов, а, следовательно, пере­стройки функций, как отдельных элементов (банков, инвестиционных институтов, институциональных инвесторов, предприятий), - так и сис­темой (ФПГ) в целом, - обеспечивается функциональной и элементной избыточностью, (а, по нашему мнению, в условиях современного состоя­ния экономики, - и сверхизбыточностью). Отсюда следует еще один важ­ный вывод: чем выше функциональная и элементная избыточность - тем выше скорость проходящих в системе процессов, в том числе и инвестици­онных (до определенного предела). Скорость перестройки ФС - один из критериев надежности системы, а, следовательно, и эффективности.

Инвестиционную деятельность коммерческого банка в сфере инве­стиционного кредитования можно представить следующими этапами:

1) оценка инвестиционной привлекательности отраслей экономики;

2) оценка инвестиционных проектов в условиях риска и неопреде­ленности;

3) определение величины кредитных ресурсов, которую банк спосо­бен направить на инвестирование;

4) формирование портфеля инвестиций.

Управление инновациями предусматривает комплекс мер стра­тегического развития отраслей, корпораций, отдельных конкретных нововведений (иначе: планирование портфеля проектов и детальное планирование собственно проектов), выбор наиболее перспективных направлений НИОКР и наиболее эффективных проектов. Основой для выбора должен быть ряд критериев и финансовая оценка ожидаемых ре­зультатов, имеющихся ресурсов и возможных потерь.

По расчетам МВФ для того, чтобы России восстановить добычу неф­ти к XXI веку до уровня 1991 г. (460 млн. тонн) нужны незамедлительные займы в размере $ 25 млрд. или - увеличение инвестиций в нефтяную от­расль в среднем на 15 % в год до уровня 1991 г. к 2000 г.

Первый вариант развития ТЭК предполагает массированные вливания инвестиций в нефтяную отрасль - на разработку месторожде­ний, строительство новых трубопроводов и нефтеперерабатывающих заво­дов с их наращиванием в дальнейшем. Последствия этой стратегии оче­видны: опасность деиндустриализации страны либо «голландской болез­ни» (когда с ростом добычи природных ресурсов экспорт готовых изделий приходит в упадок), отвлечение инвестиционных ресурсов из других сек­торов экономики, опережающий рост затрат в нефтяной отрасли относи­тельно доходов от продажи нефти.

«Разоряющий рост» имеет место, если расширение экспорта товаров ведет к снижению его цены на мировом рынке. Для России феномен «разоряющего роста» означает дефицит жидкого топлива на внутреннем рынке при расширении экспорта.

Однако увеличение инвестиций в от­расли ТЭК может быть эффективным при следующих условиях:

• при устойчивом экономическом росте;

• возможности применения новейших технологий добычи и перера­ботки жидкого топлива;

• при высоких ценах на мировом рынке нефти.

Реализация всех этих перечисленных условий в современных усло­виях развития экономики России и конъюнктуры мирового рынка нефти и нефтепродуктов - маловероятна.

Второй вариант стратегии предполагает более эффективную эксплуатацию созданных мощностей на срок от трех до шести лет. Одновременно с достижением экономической стабилизации рационально вкладывать средства в разработку и импорт современных технологий неф­тепереработки с целью увеличения выпуска и экспорта нефтепродуктов, обладающих международными сертификатами качества. Возвращение и усиление позиций на мировом рынке нефтепродуктов позволит возместить понесенные убытки и многократно перекрыть потенциальные доходы от экспорта сырой нефти. Повышение глубины переработки выступает цен­тральным пунктом в данном варианте стратегии. Одновременно предпола­гается, что сокращение экспорта сырой нефти, техническое перевооруже­ние добывающей подотрасли, - будет сопровождаться не только ростом продаж на внешнем рынке нефтепродуктов, но и газа. Газ постепенно уве­личивает свою долю в энергобалансе мира, конкурируя с нефтью, как бо­лее экологичный вид топлива. Россия, располагая половиной мировых за­пасов газа, имеет 43% мирового экспорта и условия для устойчивого раз­вития газового комплекса[5].

Структура инвестиций во втором варианте стратегии смещается в сферу переработки и добычи газа. Важнейшими экспортными товарами становятся нефтепродукты, газ, технологии, оборудование для нефтепере­рабатывающих комбинатов, нефтехимические товары. Почти вся добываемая нефть будет идти на удовлетворение внутренних потребностей. Дан­ный вариант стратегии более предпочтителен для Урало-Поволжского региона, на который приходится более 15% добычи нефти и 23% первич­ной переработки, 5% добычи газа в России. Углубление нефтеперера­ботки на базе освоения перспективных технологий повысит доходы терри­тории, углубит специализацию Урала на производстве нефтепродуктов и нефтехимических товаров.

Анализ финансового состояния нефтяных и нефтеперерабатываю­щих предприятий - основных поставщиках валюты в России - подтвержда­ет выше приведенные выводы.

Известные нефтехимиче­ские концерны Западной Европы, применяя новейшие наукоемкие безот­ходные и малоотходные технологии, значительно превзошли наш уровень в ассортименте и качестве готовой продукции.

Продолжение интеграционных процессов в отраслях ТЭК, с одной стороны, и образование «независимых» нефтяных компаний (накопивших богатый научно-производственный опыт в сфере геологоразведочных ра­бот, или добыче трудноизвлекаемых запасов, или переработки высокосернистой нефти), с другой стороны, - приведет к расширению производст­венной базы, потребует комплексной реконструкции производственных систем, переосмысления концепции их организации и обслуживания.

Основным резервом увеличения дисконтированных потоков налич­ности для нефтяных компаний будет являться рационализация их деятель­ности за счет работы на единый результат, то есть оптимизация финансо­вых потоков отдельных звеньев деятельности нефтяных компаний. Стиму­лы к повышению эффективности добычи, а, следовательно, и к масштабам инвестиционной деятельности в рамках указанного звена нефтяных ком­паний, будут подчинены общей инновационной стратегии НК. Это позво­лит развивать добывающие операции геологоразведочными предприятия­ми, не вошедшими в состав соответствующей НК, для которых внедрение в добычу и наращивание ее объемов и эффективности будет являться ко­нечной целью, дающей возможность сохранить свою хозяйственную само­стоятельность. Таким образом, наряду с укреплением НК будет развиваться и тенденция образования нефтяных компаний, специализирующихся только на разведке и добыче углеводородов - аналог американских «независимых компаний». Эти компании будут компенсировать негатив­ный для них эффект масштаба повышенной эффективностью своих опера­ций вследствие углубленной специализации именно в вопросах технологи­ческого обеспечения добычи.

В сфере добычи будут развиваться две тенденции:

• продолжение интеграционных процессов в нефтяной промыш­ленности за счет включения геологоразведочных предприятий в состав НК;

образование на базе геологоразведочных и наиболее эффективно работающих добывающих компаний, специализирующихся только (или в основном) на разведке и добыче углеводородов. «Параллельное» сосу­ществование НК и «независимых» нефтяных компаний будет вести к рас­ширению производственной базы нефтедобычи, а «последовательное» - к повышению глубины нефтеизвлечения и эффективности самого процесса добычи.

Таким образом, основой инновационной стратегии отраслей ТЭК должен стать второй вариант развития данного комплекса, который, в свою очередь, предполагает модернизацию оборудования, техническое перевооружение и реконструкцию действующего производства (во всех рассматриваемых отраслях ТЭК).

Отсюда видна и функциональная роль ФПГ в решении данной зада­чи.

Создание диверсифицированных ФПГ является основой для реализации инновационной стратегии региона.

Решение проблем нефтегазового машиностроения будет найдено в рамках финансово-промышленных групп.

В качестве приоритетных направлений для проектирования финан­сово-промышленных групп в «Программе содействия формированию фи­нансово-промышленных групп, утвержденной постановлением Правитель­ства РФ от 16.01.1995 г. № 48», называются в первую очередь предпри­ятия, относящиеся к структурной политике в промышленности: новые тех­нологии повышения нефте - и газоотдачи пластов; конверсия оборонных предприятий с целью производства ресурсосберегающих и импортозаме­щающих видов продукции машиностроения, внедрение технологий двой­ного применения и пр.

Сосредоточение централизованных инвестиций, в том числе и в форме связанных кредитов, в ключевых производствах, обладающих мощ­ным активизирующим влиянием на другие отрасли, стимулирует стратеги­ческую ориентацию ФПГ. Их особая роль в преодолении кризиса эконо­мики определяется потенциальным вкладом в достижение рационального комбинирования усилий по укреплению сырьевого сектора промышленно­сти и модернизации ее обрабатывающих отраслей. Решению такой задачи способствует формирование крупных диверсифицированных ФПГ, охва­тывающих предприятия топливно-энергетического комплекса. В состав участников таких групп будут входить холдинги, обеспечивающих инте­грацию по технологической цепочке в рамках крупных отраслей.

          Закон предполагает две основ­ные формы организации ФПГ: холдинг и систему участия (объедине­ние капитала).

Все холдинги в России можно разделить на три группы:

государственные (доля государственной собственности составляет 100 % в уставном капитале);

частично государственные (доля государственной собственности составляет около 50%);

«новые холдинги», созданные без участия государства (ОЛБИ- Ди­пломат, Холдинг-центр).

К сожалению, пока наиболее очевидной целью формирования ФПГ является не столько стратегическое инвестирование (все еще недостаточ­но привлекательное для банков), сколько внутреннее частичное перерас­пределение убытков, (хорошо известное из опыта промышленных объе­динений в плановой экономике), временная поддержка отдельных сла­бых звеньев ФПГ и совместное лоббирование во властных структурах с целью получения льгот

В рамках развития тенденций формирования специализированных компаний в сфере добычи рассмотрим проект реализации высокодоходного предприятия, целью которого является повышение прибыльности газоперерабатывающих предприятий за счет более полного использования ресурсов попутного нефтяного газа, использование в качестве собственной сырьевой базы неразрабатываемых ресурсов газоконденсата и нефти в Ноябрьск–Пуровском районе, а так же улучшение экологической обстановки в районе его добычи и переработки.

На внутри российском и мировом рынке продукция нефтехимической промышленности является одной из наиболее ликвидной и постоянно наблюдается тенденция повышения спроса на нее. Так как увеличивается количество автомобильного транспорта, растёт спрос на химические заменители природных составляющих различных видов продукции. Кроме того, относительная дешевизна сырья для выработки ШФЛУ делает продукцию её переработки конкурентоспособной в ценовом плане. Исходя из этих данных, ожидается 100% реализация.

В Ноябрьск–Пуровском регионе действуют предприятия – филиалы Муравленковский ГПЗ, Губкинский ГПЗ и Вынгапуровская КС входящие в ОАО «Сибнефтегазпереработка». Их основная производственная деятельность – компримирование попутного нефтяного газа нефтегазовых месторождений ОАО «Ноябрьскнефтегаз» и ОАО «Пурнефтегаз» и его подача в магистральный газопровод РАО «Газпром».

Существующие в настоящее время производственные мощности Муравленковского ГПЗ и фактическая загрузка сырьём позволяют получать до 160 тыс. т./ год. ШФЛУ. Однако, по причине отсутствия системы отгрузки осушенный газ компримируется и без отбензинивания с большим содержанием «жирной» фракции подаётся в газопровод РАО «Газпром», а «жирный» газ концевых ступеней сепарации нефти сжигается на факелах, загрязняя окружающую среду.

Железнодорожная эстакада для отгрузки ШФЛУ была предусмотрена проектом 1 очереди Ноябрьского завода моторных топлив (НЗМТ), для строительства которого была подготовлена площадка и ж/д тупик, а также поставлена большая часть технологического оборудования, в том числе для наливной эстакады комплектной импортной поставки. В настоящее время проект строительства НЗМТ законсервирован, а площадка размещения завода, поставленное технологическое оборудование и незавершенные работы по строительству находятся в собственности ОАО «Сибнефтегазпереработка».

Губкинский ГПЗ запроектирован и построен двумя очередями для приема, компримирования, осушки и отбензинивания 2 млрд. м. куб./год. попутного нефтяного газа.

В связи с нехваткой финансовых средств, установки переработки газа (УПГ) № 1 и № 2 Губкинского ГПЗ, а также продуктопровод до Муравленковского ГПЗ остались недостроенными. Строительные работы по УПГ – 1 выполнены на 85%, а по УПГ – 2 на 50%. Из 135 км. продуктопровода до Муравленковского ГПЗ уложено в траншею около 100 км. труб, а участок продуктопровода от Муравленковского ГПЗ до г. Ноябрьска закончен строительством в объёме пускового комплекса.

Таким образом, в настоящее время завод работает по системе компримирования и осушки газа без его отбензинивания. Осушенный газ подается в газопровод РАО «Газпром».

Для завершения строительства имеется около 80% оборудования и вся проектная документация.

Основными предпосылками для осуществления проекта являются:

·                    повышенное содержание тяжелых углеводородов в газе, поступающем на объекты ОАО «Сибнефтегазпереработка»: Муравленковский ГПЗ, Губкинский ГПЗ и Вынгапуровскую КС, при отбензинивании которого возможно извлечение до 700 тыс. т./год широкой фракции легких углеводородов (ШФЛУ);

·                    сгорание на Вынгапуровском ЦПС около 50 млн. м. куб./год «жирного» газа 3-й ступени сепарации нефти, при переработке которого возможно получение до 15 тыс. т./год бензина АИ – 93 и до 35 тыс. т./год пропан – бутана.

Для реализации данного проекта создано предприятие ОАО «Сибур – Север», которое будет выполнять функции технического оператора проекта, а также будет являться собственником всей выпущенной продукции.

Инициаторами, участниками и учредителями настоящего проекта являются ОАО «Сибнефтегазпереработка», ОАО «Уралнефтехим», ТНК «РУНО», ОАО «Ямалэнергоинвест». Доля каждого из участников в уставном капитале ОАО «Сибур – Север» составляет соответственно 70%, 10%, 10% и 10%.

Основными задачами проекта являются:

·                    организация переработки нефтяного газа, поступающего на Муравленковский ГПЗ (газоперерабатывающий завод), Губкинский ГПЗ и Вынгапуровскую КС (компрессорная станция) с целью получения ШФЛУ (широкая фракция легких углеводородов);

·                    организация переработки газа 3-й ступени сепарации нефти на Вынгапуровском ЦПС (центральный пункт сбора нефти) с целью получения высокооктанового бензина и пропан – бутана;

·                    реализация высокооктанового бензина и пропан – бутана в г. Ноябрьске;

·                    строительство системы отгрузки ШФЛУ;

·                    организация переработки ШФЛУ с целью получения более дорогой и ликвидной продукции (этиленгликоли, пропилен, стирол, латексы, СКИ – 3 и пр.);

·                    создание экономически выгодной схемы реализации продуктов переработки ШФЛУ.

Предварительный механизм глубокой переработки ШФЛУ по завершении реализации проекта приведена на схеме 1. Все объёмы выходов конечной продукции предоставлены нефтегазохимическими предприятиями, на которых будет осуществляться глубокая переработка ШФЛУ.

Схема 1

Глубокая переработка ШФЛУ.

В табл.2 представлен полный перечень конечной продукции проекта после его реализации, а также её рыночная стоимость.

Таблица 2

Перечень, объёмы и стоимость конечной продукции проекта.

 

Наименование продукции

Ед. измер.

Объём продукции по этапам

Цена, руб./т

Стоимость продукции по этапам,

тыс. руб.

I

II

Ш

I

II

Ш

Пропановая фракция.

тыс.т/год

58,6

149,8

208.4

730

42778

109354

152132

Иэобутилен

тыс.т/год

-

-

22.3

8415

-

-

187655

Бутилены

тыс.т/год

1.4

3.6

5

645

903

2322

3225

Пентан

тыс.т/год

10,2

25.4

35.6

1356

13831

34443

48274

i-Пентан

тыс.т/год

12.3

31.5

43.8

1702

20935

53613

74548

ГГФ

тыс.т/год

5.7

14.7

20.4

935

5330

13745

19074

СКИ-З

тыс.т/год

24,8

62,5

66

18700

463760

116875С

123420С

Латексы

тыс.т/год

3,6

9.2

12.8

14025

50490

129030

179520

Пропилен

тыс.т/год

12,9

32,8

45.7

2805

36185

92004

128189

Легкая смола пиролиэа

тыс.т/год

5.7

14.7

20.4

561

3198

8247

11445

Тяжелая смола пиролиза

тыс.т/год

0,8

2

2.8

561

449

1122

1571

Пентаны + выше

тыс.т/год

2.5

6.3

8.8

846

2115

5330

7445

Моноэтиленгликоль

тыс.т/год

33.2

84.7

117.9

4675

155210

395973

551183

Диэтиленгликоль

тыс.т/год

3.3

8.5

11.8

5610

18513

47685

66198

Триетиленгликоль

тыс.т/год

0.2

0.5

0.7

6078

1216

3039

4255

Пропан-бутан

тыс.т/год

-

-

35

664

-

-

23240

Бензин АИ-93

тыс.т/год

-

-

14

2039

-

-

28546

Электроэнер­гия

млн.кВт*ч

2,9

85

247

ИТОГО:

809290

2064106

2721645

Реализация продуктов глубокой переработки ШФЛУ, являющихся конечной продукцией настоящего проекта предполагается на внутрироссийском рынке, но также в будущем планируется выход на зарубежные рынки. Ниже указана доля каждого вида продукции, которая будет экспортироваться после выхода на мировые рынки (табл.3)

Таблица 3

Распределение конечной продукции проекта между внутренними и внешними рынками.

Наименование продукции

Доля реализации, %

в России

на экспорт

1

Пропановая фракция

100

-

2

Изобутилены (концентр.)

100

-

3

Бутилены

100

-

4

Пентаны

100

-

5

i–Пентан

100

-

6

ГГФ

100

-

7

СКИ-3

50

50

8

Латексы

80

20

9

Пропилен

60

40

10

Легкая смола пиролиза

100

-

11

Тяжелая смола пиролиза

100

-

12

Пентаны + выше

100

-

13

Моноэтиленгликоль

40

60

14

Диэтиленгликоль

100

-

15

Триэтиленгликоль

100

-

16

Пропан-бутан

100

-

Большим плюсом данного проекта являются минимальные затраты на рекламу, так как основными потребителями продуктов глубокой переработки ШФЛУ являются крупные предприятия – производители, с которыми будут напрямую заключаться договора на поставку продукции проекта. Кроме того, переработка ШФЛУ на известных нефтехимических предприятиях («Уралнефтехим», «СК – Премьер», «Норси», «Капролактам»), имеющих огромный рынок сбыта и постоянно представляющих свои прайс-листы, в которых перечисляется вся продукция производимая ими, в различных информационных изданиях, обеспечивает дополнительный приток покупателей.

Район проведения работ расположен в крупном нефтегазопромысловом районе. На его территории осуществляют свою основную деятельность крупные российские нефтегазодобывающие предприятия ОАО «Ноябрьскнефтегаз» и ОАО «Пурнефтегаз». Это обуславливает хорошо развитую промышленную инфраструктуру региона, наличие транспортных связей. Города Ноябрьск и Пурпе расположены на железнодорожной магистрали Тюмень – Новый Уренгой. Через аэропорт города Ноябрьска осуществляются регулярные рейсы в крупнейшие города России и ближнего зарубежья: Москву, Самару, Уфу, Киев, Краснодар и пр. В городах Муравленковский, Пурпе, а также поселке Вынгапур имеются вертолетные площадки. Все объекты проекта запроектированы в местах расположения промышленных предприятий, имеющих всю необходимую инфраструктуру: электроснабжение, канализацию, отопление, водоснабжение, подъездные пути и пр.

Весь комплекс мероприятий по реализации данного проекта предполагается осуществить в три этапа:

І этап: строительство железнодорожной эстакады в районе города Ноябрьска, на площадке предполагаемого ранее размещения НЗМТ, а также реконструкция центробежной газофракционной установки и строительство установки производства изопрена на заводе ОАО «Уралнефтехим» (г.Чайковск) с целью разложения ШФЛУ на пропан – бутан, пентаны и изопрены для поставок на нефтехимические предприятия.

ІІ этап: окончание строительства двух УПГ (установок подготовки газа) на Губкинском ГПЗ для получения ШФЛУ и продуктопровода Губкинский ГПЗ – Муравленковский ГПЗ для транспортировки ШФЛУ к наливной эстакаде.

ІІІ этап: строительство на Вынгапуровской компрессорной станции (КС) УПГ для отбензинивания поступающего туда нефтяного газа 1-й ступени сепарации нефти и получения ШФЛУ, малогабаритной блочной бензиновой установки (МГББУ), для переработки поступающего сейчас на факел «жирного» газа 3-й ступени сепарации нефти, с целью получения пропан–бутана и высокооктанового бензина и реализация их в г. Ноябрьске, а также строительство там же газотурбинной установки (ГТУ) для использования «сухого» отбензининного газа для выработки электроэнергии; строительство продуктопровода «Вынгапуровская КС – Ноябрьск» для транспортировки ШФЛУ к месту отгрузки.

Для сокращения сроков реализации проекта и наиболее скорого получения конечных выгод предлагается одновременное осуществление работ по всем этапам. Однако возможна и последовательная реализация каждого из вышеназванных этапов.

Взаимоотношения участников проекта (рис. 2): ОАО «Сибнефтегазпереработка», ОАО «Уралнефтехим», ТНК «РУНО», ОАО «Ямалэнергоинвест», регулируются Учредительным договором, по которому:

ОАО «Сибнефтегазпереработка» – передает на условиях лизинга или аренды (в зависимости от учетной и налоговой политики) оборудование и объекты незавершенного строительства наливной эстакады в г. Ноябрьске; обеспечивает переработку попутного нефтяного газа и выработку ШФЛУ.

ОАО «Уралнефтехим» – перерабатывает ШФЛУ по наиболее эффективному процессингу на собственных производственных мощностях в г. Чайковске (Пермская обл.).

ТНК «РУНО» – обеспечивает финансирование проекта путем привлечения инвестиций в объёме до 1634 млн. руб. через российских и зарубежных инвесторов; подготавливает юридические и законодательные условия по расширению ресурсной базы проекта за счет вовлечения в разработку неиспользуемых в регионе ресурсов углеводородного сырья.

ОАО «Ямалэнергоинвест» – решает вопросы расширения ресурсной базы проекта, создание льготных условий реализации проекта на территории Ямало–Ненецкого автономного округа.

Функции технического оператора проекта будет выполнять специально созданное для этих целей ОАО «Сибур – Север». Кроме того ОАО «Сибур – Север» должно будет обеспечивать транспорт и условия переработки ШФЛУ и другой производственной продукции на нефтехимических предприятиях России, а также реализацию продукции.

Для выполнения подрядных работ будут привлечены строительные и монтажные тресты Ноябрьского и Пуровского районов.

Все участники проекта имеют необходимые производственные мощности, квалифицированные трудовые ресурсы, а также опыт взаимодействия в аналогичных проектах Тюменской области.

Рис. 2

Предварительная схема реализации проекта.

Общая стоимость проекта составляет 1868 млн. руб. Из них капитальные затраты, необходимые для осуществления проекта оцениваются в 1525 млн. руб.

Объём финансирования требуемый для реализации проекта оценивается в 1634 млн. руб. Остальное будет профинансировано за счет Уставного фонда ОАО «Сибур – Север» – 47 млн. руб., и за счет финансовой помощи ОАО «Сибнефтегазпереработка» – 187 млн. руб.

Таблицы: 4, 5

Финансовые показатели после реализации  I-го  и II-го этапов проекта.

Показатель

Рубли

Доллар США

Ставка дисконтирования

45 %

8 %

Период окупаемости

68 мес.

65 мес.

Индекс прибыльности

1.09

1.11

Чистый приведенный доход

773315673

51601976

Внутренняя норма рентабельности

61 %

21,6 %

 

Финансовые показатели после реализации  III-го этапа проекта.

Показатель

Рубли

Доллар США

Ставка дисконтирования

45 %

8 %

Период окупаемости

89 мес.

77 мес.

Индекс прибыльности

1.04

1.07

Чистый приведенный доход

359292714

51601551

Внутренняя норма рентабельности

48 %

15,6%

Период расчета показателей - 123 мес.

Проект строительства комплекса по переработке нефтяного газа в Ноябрьск–Пуровском регионе представляет собой высокоэффективное предприятие, создаваемое с целью получения максимальных выгод для всех участников проекта. Проект самоокупаем, характеризуется довольно высокими для проектов этого уровня финансовыми и экономическими характеристиками, устойчив к изменению своих критических параметров, обладает рисками, поддающимися удержанию и не превышающими пределы обычных рисков для подобных проектов.

Наиболее сильными сторонами настоящего проекта являются его сравнительно короткий для проектов нефтегазового комплекса период окупаемости (5,7 года – при реализации І и ІІ этапов проекта и 7,4 года – при реализации ІІІ этапа), высокая внутренняя норма доходности и норма прибыли на собственный инвестированный капитал.

Наименее сильной стороной проекта является высокая степень финансового риска, характеризующегося отношением собственного (акционерного и присоединенного) капитала к долгосрочной задолженности. Превышение задолженности над акционерным капиталом в 4 раза может создать ограничения в получении долгосрочного кредита под финансирование І и ІІ этапов реализации проекта. Кроме того, при одновременной реализации І – ІІ и ІІІ этапов, отношение собственных средств к заемным достигнет 1 / 7. Минимизация и компенсация финансового риска инвесторов требует более детального рассмотрения.

Все экономические и финансовые расчеты настоящего проекта произведены в постоянных ценах, сложившихся на момент составления данного обоснования, поскольку попытка достаточно достоверно спрогнозировать изменение цен на продукцию может привести к возникновению значительной погрешности в конечных значениях финансово – экономических показателей проекта. Данный способ расчета опирается на методику ЮНИДО и предполагает пропорциональное увеличение затрат и стоимости конечной продукции за счет инфляционных процессов. При этом, в силу превышения доходной части над затратной, создается нигде не отраженный дополнительный резерв денежных средств, в некоторой степени снижающий экономические риски проекта.

Как показал анализ, имеющийся разрыв между проблемами разра­ботки и внедрения является следствием нарушения принципа целостности системы. В результате в области организации и управления финансово-промышленными группами сложилось положение, когда разрабатываемые и создаваемые модификации организационных моделей малоэффективны при их практическом использовании в силу неустойчивости получаемых решений. Причиной этого является низкая адекватность ограничений в за­дачах названного класса. Поэтому на практике до сих пор преобладает «стихийное» обеспечение надежности функционирования ФПГ в виде со­держания скрытых финансовых резервов, жесткой централизации управ­ления, неоправданной «миграции» капитала внутри ФПГ в пределах корот­ких интервалов планирования (квартал, год) и пр.

При изучении и формировании системы выделяются триединые час­ти: элементная, функциональная и организационная. Анализ элементного состава фондового рынка показал, что лишь незначительная часть потен­циальных объектов (ценных бумаг) и субъектов (профессиональных уча­стников, банков, приватизированных предприятий) реально представлена и действует в фондовой системе России. В банковском секторе наблюдается дефицит объектов - денежных ресурсов, избыток субъектов - коммерче­ских банков, чрезвычайно неоднородных по составу. Неоднородный эле­ментный состав, избыточность БС по субъектам и дефицит по объектам снижает надежность ФС и неизбежно приведет к поглощению мелких бан­ков и их разорению. Анализ функциональной подсистемы (формулирую­щей логику функционирования системы) показал, что фондовый рынок - это единственная подсистема, в которой наблюдается «перекрытие» по функциям (избыточность) и совпадение основных функций, выполняе­мых системой в целом и отдельных ее элементов, в частности. Однако при дефиците элементной базы, функциональная избыточность означает сни­жение надежности системы в целом и неэффективное функционирование отдельных ее элементов. По подсистеме банковских кредитов наблюдается отсутствие замкнутого контура функционирования и избыточность ресур­сов (на верхнем уровне), дефицит объектов и отсутствие разнообразия вы­полняемых функций нижним уровнем - коммерческими банками, что так­же снижает надежность финансового рынка как системы. С точки зрения организации отсутствует трех- четырех- уровневая структура управления финансовым рынком, развитая, функционирующая материальная основа существования финансовой системы; «переплетение» по функциям управ­ления в иерархии государственных, промышленных и финансовых инсти­тутов. Все это требует переосмысления концепции регулирования финан­совой системы.

Первым частным принципом обеспечения надежности ФС является предупреждение отказов ее элементов. Сочетание относительной само­стоятельности выполнения заданных функций низших управляемых эле­ментов с их постоянным подчинением высшим элементам управления - составляет второй частный принцип обеспечения надежности ФС. Третий частный принцип обеспечения надежности ФС указывает на то, что на­дежной является система, у которой предусмотрены механизмы защиты от вырождения (понижения) свойств (признаков) надежности.

Анализ роли банков в ФПГ показал, что основная функция банка в ФПГ - управление финансами корпорации, поскольку это сложнейший комплекс операций с денежной наличностью в целях поддержания лик­видности, минимизации рисков и пр., который можно разделить на две группы - контролерскую и казначейскую. Инвестиционная деятельность банков в ФПГ включает в себя: торговые операции с акциями и долговы­ми инструментами; корпоративное финансирование - сделки по слиянию-поглощению; размещение эмиссий; поиск стратегического инвестора. В этой связи возникает необходимость не только краткосрочного планирова­ния мероприятий банковского контроля, но и прогнозирования деятельно­сти банка при инвестиционном кредитовании с последующим расчетом кредитного риска. На наш взгляд необходимо использование методов ма­тематического моделирования при прогнозировании целевых результатов функционирования системы «банк - предприятие». Постановка и решение данной задачи с помощью приложения «Поиск решения» пакета EXCEL позволяет управлять кредитной и процентной политикой банка (через размер кредита, изменение процентной ставки во времени, изменение по­тока выплат кредита во времени).


[1] Эшби У.Р. Конструкция мозга. Происхождение адаптивного поведения.: Пер. с англ. - М.: Мир, 1964. - 411 с.

[2] Морозов В.П., Дымарский Я.С. Элементы теории управления ГАТТ: Математическое обеспечение. - Л.: Машиностроение, Л.0., 1984. -333с.

[3] Карлик Е.М., Масленников А.Н., Солонико Л.Н. Принципы обес­печения надежности и эффективности производственных систем. //Экономическая эффективность внедрения новой техники: Материалы краткосрочного семинара 18-19 июня 1985 г. - Ленинград, 1985. -С. 60-64.

[4] Энергетическая стратегия России./Государственный институт по проектированию магистральных нефтепроводов. - М.: Гипротрубопровод, 2000.-129с.

[5] Капустина Л.И. Конъюнктура мирового рынка нефти и перспек­тивы нефтяного комплекса России. //Фокус. -1996. - №1.