2002 №2 (5)
Документ без названия
Редколлегия Editorial Board Требования к статьям Requirements Профиль в ВАК      
ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА
Документ без названия

А.А. Митрофанов

НЕОРИКАРДИАНСКОЙ ТЕОРИИ ЦЕННОСТИ И РАСПРЕДЕЛЕНИЯ

Цель настоящей статьи заключается в том, чтобы представить критическое исследование основных идей видного представителя классического подхода в современной экономической науке Пьеро Сраффы, чьи взгляды, по мнению его сторонников, претендуют на статус одной из самых серьезных альтернатив неоклассическому анализу. Выбранная тема вызывает особый интерес тем, что возрожденный Сраффой метод рассуждения классической политэкономии и развитые на основе этого метода модели экономической системы, находящейся в долгосрочном равновесии, позволяют обнаружить, как утверждают неорикардианцы, логическую противоречивость и несостоятельность ведущих принципов неоклассической теории ценности, производства и распределения. Поскольку последняя теория представляет, без преувеличения, «сердце» современной микроэкономики, без которой немыслима вся совокупность теоретических экономических воззрений, то для того, чтобы продолжить руководствоваться в исследовательской практике неоклассическими взглядами, необходимо проверить обоснованность их критики со стороны Сраффы. Лучший способ достичь этой цели – это тщательно проанализировать содержание книги Сраффы «Производство товаров посредством товаров: прелюдия к критике экономической теории», представляющей неортодоксальный подход к проблемам ценности и распределения.

 1. Критерий базисности товаров и фундаментальная теорема Сраффы            

Исходным пунктом для рассуждений Сраффы является система отраслей, в каждой из которых производится  по одному продукту. В формальном виде такая система представляет собой набор уравнений, связывающих физические количества затраченных и выпущенных товаров с их ценами и переменными распределения:

  

………………………………………                  (1)

В системе (1) приняты следующие обозначения:
- количества товаров , используемых в отрасли, производящей товар а (аналогично трактуются величины в других уравнениях, касающихся товаров b,…,k);
- количества товаров , производимых каждой из имеющихся отраслей;
- количества однородного труда, непосредственно применяемого в производстве товаров , причем эти количества нормированы таким образом, что ;
 и - норма прибыли на средства производства и заработная плата живого труда;
- цены товаров , выраженные в национальном доходе.
Национальный доход рассчитывается как сумма стоимостей произведенных в каждой отрасли товаров за вычетом стоимости затраченных средств производства, то есть
                                                             (2)
Поскольку в системе, состоящей из уравнений (1) и (2), количество неизвестных (kценpа,…, pk, ставка зарплаты w и норма прибыли r) на единицу превосходит число имеющихся уравнений (k+1), то для решения этой системы необходимо считать заранее заданным один из параметров. В качестве такового Сраффа выбирает заработную плату, попутно введя предположение о том, что труд оплачивается не из капитала, а из продукта, т.е. к слагаемым wLa,…,wLk не применяются множители (1+r). Предположение о труде, получающем свое вознаграждение не до, а после завершения процесса производства и реализации, следует объяснять некоторыми сложностями, вытекающими из вводимого Сраффой различия между базисными и небазисными товарами. Базисными признаются те товары, которые участвуют прямо или косвенно в производстве всех без исключения товаров в экономике. Иными словами, товар А имеет право называться базисным лишь при условии, что положительные количества Aa,…,Ak появляются в составе средств производства в каждом из k уравнений системы (1). В таком случае, если мы решим убрать уравнение, отражающее условие производства А из (1), то при уменьшенном на единицу количестве уравнений число неизвестных останется прежним, поскольку цена pa продолжает встречаться в любом из сохранившихся уравнений и в принципе не поддается устранению. Возникновение неопределенности вследствие недостатка уравнений по сравнению с количеством неизвестных означает, что технологические условия производства базисных товаров самым непосредственным образом влияют на устанавливающийся набор цен и норму прибыли, и без  знания этих условий невозможно определить искомые переменные.

Товар не может быть причислен к классу базисных, если он не участвует прямо или косвенно в производстве хотя бы одного из k товаров, поскольку тогда цены всех прочих товаров, изготавливающихся с помощью данного товара, можно выразить через цену того товара, к производству  которого выбранный товар не имеет никакого отношения. Посредством подобной операции из левой части уравнений (1) убираются все без исключения цены данного товара, и тогда устранение из уравнения условий его производства одновременно уменьшит не только общее количество уравнений в системе (1), но и количество неизвестных. Короче говоря, исключение из системы небазисного товара не делает ее неопределенной и, следовательно, позволяет утверждать, что небазисные товары никак не участвуют в определении цен базисных товаров и, самое главное, нормы прибыли.

Фундаментальная теорема Сраффы, сформулированная им после обсуждения всех этих различий между двумя группами товаров, звучит так: технологические условия производства лишь базисных товаров совместно с заработной платой целиком и полностью определяют норму прибыли на средства производства, и изменение этих условий неизбежно отражается на ценах всех товаров и на норме прибыли. Технологические новшества в производстве небазисных товаров затрагивают только цену их самих и подобных им товаров, ничуть не влияя на цену базисных товаров и сложившуюся норму прибыли. Деление товаров на базисные и небазисные становится возможным благодаря взгляду Сраффы на производство как круговой процесс, включающий помимо выпуска каких-либо товаров еще один не менее важный элемент – их использование в качестве средств производства. Подход неоклассиков, представляющий производство в виде «линейного» процесса постепенного перехода от стадии производства средств производства к потреблению изготовленных с их помощью потребительских товаров и не допускающий обратного движения, полностью игнорирует проблему неодинакового значения различных товаров в экономической системе. Как свидетельствуют историки экономической мысли, замкнутость  производственных циклов часто фигурировала в качестве аргумента критиков неоклассических взглядов в ходе дискуссий по теории капитала еще с конца X?X в.

2.Трудности применения выбранного критерия базисности

Однако, преуспев в попытке показать важное значение последствий, к которым приводит использование понятие кругового процесса производства, Сраффа не смог представить доказательств в пользу выбранного им критерия деления товаров на базисные и небазисные. Наиболее наглядным примером, свидетельствующим о неопределенности, к которой может привести критерий Сраффы, является вышеупомянутая проблема характера выплаты заработной платы[1]. Если, следуя примеру классиков, считать, что рабочие получают заработную плату из предварительно накопленного запаса, принадлежащего «капиталистам», то товары, приобретаемые на заработную плату и составляющие минимум средств к существованию, необходимо рассматривать в качестве базисных товаров, поскольку без них невозможно производство труда, участвующего в любом производственном процессе. Однако когда система производит какого-либо потребительского товара больше, чем это нужно для восстановления рабочими способности к труду, встает вопрос: продолжать ли рассматривать потребляемые сверх минимума и, следовательно, не являющиеся необходимыми для воспроизводства единицы данного товара базисными или нет? В условиях авансирования заработной платы нельзя избежать выбора: либо сохранить критерий Сраффы в первоначальном виде и закрыть глаза на все вышеупомянутые сложности, либо переформулировать этот критерий применительно не к товару вообще, а к отдельным его единицам в зависимости   от их роли в процессе воспроизводства. Во втором случае фундаментальная теория Сраффы, определенная в терминах единиц товара, может быть сохранена, но при этом полностью потеряет свое значение, поскольку изменения в технологии производства какого-либо товара будут оказывать одинаковое влияние на цену его отдельных единиц независимо от способа их потребления. Единственный способ, позволяющий устранить все эти трудности, заключается в том, чтобы принять противоречащую общей логике рассуждения Сраффы и классическому подходу гипотезу, согласно которой заработная плата выплачивается post factum, то есть после завершения процесса производства и реализации товаров.
Отказ Сраффы включить труд в число базисных товаров влечет за собой еще одну проблему: фундаментальная теорема потеряет свое значение, если в системе не окажется ни одного базисного товара. Кроме труда, являющегося в предлагаемой схеме единственным «первичным» фактором производства, у Сраффы полностью отсутствуют другие товары, которые наверняка можно было бы встретить в составе средств производства в любой из отраслей. Поэтому автор «Производства…» вынужден с самого начала ввести не кажущееся столь очевидным и интуитивно доступным положение о существовании, по крайней мере, одного базисного товара. Именно это исходное допущение, а не гипотеза о способности экономических систем к воспроизводству, составляет основу всей теории Сраффы. Отсутствие базисных товаров, а эта ситуация не представляется столь невероятной, когда их ищут только среди промежуточных продуктов, какими и являются произведенные средства производства, означает, что норма прибыли и цены зависят от условий производства всех без исключения товаров хотя бы в силу необходимости установления одинаковых норм прибыли. При подобных обстоятельствах мы не сможем устранить ни одного из имеющихся товаров, не делая систему неопределенной. Иными словами, случаи, когда все товары являются небазисными или, наоборот, базисными (этот вариант упоминается Блаугом), превращают выводы Сраффы в обычные тривиальные утверждения. Вся аргументация Сраффы может претендовать на внимание лишь при выполнении достаточно специфического условия, заключающегося в одновременном существовании хотя бы двух товаров, которые можно абсолютно строго определить как базисный и небазисный.
Если бы заработная плата не поднималась выше прожиточного минимума и выплачивалась из капитала, то в качестве непременно существующих базисных товаров можно было бы принять труд и средства к существованию: цена первого из них и технологические условия производства вторых целиком и полностью определяли бы норму прибыли для всей экономики и, следовательно, цены прочих товаров. Именно к этой формулировке пришел Рикардо, обсуждая в своих работах зерновую модель. Иными словами, Блауг оказался правым, утверждая, что система Сраффы, являясь изощренным уточнением  рикардианской теории, подходит более для описания экономики Британии первой четверти XIX в., чем для современной промышленной системы.

3.Проблема «неизменной меры ценности» в трактовке Сраффы                      

Несмотря на то, что сторонники Сраффы резко возражают против сомнений относительно плодотворности и эффективности предложенной им трактовки деления товаров, есть одно обстоятельство, ради которого стоит на время забыть обо всех вышеупомянутых сложностях. Речь идет о понятии стандартного товара, которое, видимо, может быть выведено только из описанной трактовки. Привлекательность стандартного товара заключается в том, что он является самой настойчивой  и успешной и из всех ранее предпринимавшихся попыток решить проблему «неизменной меры ценности», поставленную Рикардо. Рикардо потратил немало усилий, чтобы найти такую единицу счета, которая позволила бы каким-либо образом различать колебания относительных цен товаров, вызванных изменениями в технологии производства, и колебания, возникающие исключительно в силу изменений ставки заработной платы. Эффект Рикардо, описывающий второй тип колебаний, обязан своим существованием неравенству пропорций использования труда и средств производства, которое является единственной, по определению Сраффы, причиной изменения структуры относительных цен в условиях переменной ставки заработной платы. Дело заключается в том, что в условиях неодинаковых отношений количества труда к стоимости средств производства в различных отраслях падение или рост ставки заработной платы по-разному отражается на издержках производства и, следовательно, на ценах каждого товара, начинающих меняться разными темпами. Сам Рикардо полагал, что рост зарплаты крайне жестко сдерживается предпринимателями с целью не допустить чрезмерного уменьшения нормы прибыли, и делал вывод, что данное обстоятельство позволяет при изучении теории ценности и распределения игнорировать эффект, впоследствии названный его именем, то есть рассматривать изменения в количествах затрачиваемых средств производства и труда в качестве главного источника колебаний относительных цен.
Сраффа, решительно отвергнув уловку Рикардо и признав неустранимость эффекта Рикардо, предложил сосредоточить внимание на несколько ином аспекте выбора стандарта ценности: поскольку любая относительная цена есть цена одного товара, выраженная в цене другого, принятого за единицу счета, то ее (относительной цены) изменение может быть результатом изменения на стороне как одного товара (измеряемого), так и другого (измерителя). Поэтому необходимо найти такой стандарт, чья цена, выраженная в обычных денежных единицах, была бы постоянной независимо от уровня ставки заработной платы. В таком случае, если с помощью этого стандарта измерить цены всех прочих товаров, то их колебания при изменении вознаграждения труда можно будет уверенно отнести на особенности производства измеряемых товаров, а отнюдь не на стандарт ценности.
Определение качеств, которыми должен обладать искомый товар, доступнее всего объяснить следующим образом. Пусть известно, что
стоимость выпуска = стоимость средств производства + прибавочный продукт
прибавочный продукт = прибыль + заработная плата

Стоимость выпуска товара а, равная , останется постоянной, если стоимость средств производства  также останется постоянной, а рост ставки заработной платы, вызвавший  увеличение прибавочного продукта, распределяемого для рабочих, , будет полностью компенсирован соответствующим уменьшением суммы прибыли . Поскольку прибыль пропорциональна стоимости средств производства, которая должна остаться неизменной, то все изменение полностью обеспечивается падением нормы прибыли r. Это утверждение Сраффа предпочитает формулировать так: следует найти такую «балансирующую пропорцию» между количеством живого труда и стоимостью средств производства , при которой рост (или падение) ставки заработной платы и вызванное им падение (или рост) нормы прибыли полностью компенсировали друг друга таким образом, что сумма прибыли и заработной платы осталась бы постоянной. Очевидно, что в таких условиях для достижения неизменности стоимости средств производства необходимо потребовать, чтобы точно такая же «балансирующая пропорция» наблюдалась и в производстве товаров, входящих в состав этих средств производства, и т.д. Иными словами, только тот товар может быть признан в качестве стандарта, чья «балансирующая пропорция» совпадает с «балансирующими пропорциями» всех товаров, прямо или косвенно участвующих в его производстве.

Вместо смешанного отношения физического количества труда к стоимости средств производства    целесообразно использовать чистое отношение стоимости прибавочного продукта к стоимости средств производства  . Оба эти соотношения будут постоянными в одних и тех же случаях, но у второго из них есть очень существенное преимущество: его можно интерпретировать как норму прибавочного продукта или максимально возможную норму прибыли, соответствующую нулевой заработной плате. Очевидно, что одинаковая норма прибавочного продукта во всех товарах, имеющих малейшее отношение к производству какого-либо одного товара, но производящихся при различных пропорциях физических количеств затрачиваемых ресурсов, будет наверняка наблюдаться только при полном отсутствии вознаграждения за труд, т.е. в самом тривиальном и неинтересном случае.

4. Стандартный товар как искомая единица измерения

Удачная догадка Сраффы, указавшего вполне приемлемый выход из создавшейся ситуации, заключается в том, чтобы рассматривать в качестве стандарта не отдельный товар, а целую группу взаимосвязанных товаров, которые входят в этот стандарт в таких пропорциях, что структура общих количеств его средств производства тождественна структуре общих количеств его выпуска. Только при совпадении структур затрат и выпуска можно рассчитывать, что для любого товара, входящего в состав стандартного составного товара, выпуск будет превышать затраты на одну и ту же величину, названную Сраффой стандартным отношением. Стандартное отношение является независимым от цен и способа распределения национального дохода, поскольку представляет собой отношение двух разных количеств абсолютно одинакового по своему составу и структуре товара и, следовательно, зависит исключительно от свойств технологии производства входящих в этот стандарт товаров.
Теперь можно показать процесс построения стандартного товара на основе системы уравнений  (1) и (2). Пусть неотрицательные значения qa?,… ,qk? и R? есть решение так называемой «q-системы» (3), которая обладает тем свойством, что физические количества каждого из товаров, затрачиваемые для производства, пропорциональны физическим количествам выпускаемых товаров с одинаковым коэффициентом R:

                                                            
…………………………………                                                                                           (3)

Для упрощения схемы Сраффа предполагает, что количество используемого q-системой труда равно общему количеству труда в реальной системе, то есть
                                                                                                               (4)
После того как (3) и (4), содержащие k+1 неизвестных  и столько же уравнений, будут решены, найденные значения следует подставить в систему (5), чтобы определить соответствующие стоимостные величины, т.е. цены pa,…,pk и норму прибыли r при известной ставке заработной платы w. Стандартная система (5) выглядит так:
                                                           
………………………………………………..                                                                       (5)
                                                           
Ясно, что множители  q?,соответствующие небазисным товарам, будут равны нулю, поскольку небазисные товары, по определению, не появляются в каждом из k уравнений на обеих сторонах, и, следовательно, требование об одинаковой норме прибавочного продукта для этих товаров выполняться не может. Стандартный товар состоит только из базисных товаров, причем  из всех имеющихся в системе базисных товаров.
В качестве искомого стандарта ценности Сраффа предлагает взять прибавочный продукт стандартной системы, т.е. задать «уравнение единицы» (6):
                                               (6)                                            
Теперь исходная система, определяющая набор цен и нормы прибыли, будет состоять из прежней системы «цен производства» (1) и «уравнения единицы» (6). Необходимо также отметить, что в описанных условиях, отражающих простое (несовместное) производство, использующее исключительно оборотный капитал и живой труд, Сраффе удалось доказать единственность существования положительных множителей  и обосновать положение, согласно которому этим положительным множителям должно соответствовать наименьшее из всех возможных значений R.

5. Содержание процесса ценообразования и установления единого уровня нормы прибыли
Концепция стандартного товара, по словам Сраффы, не имеет самостоятельной ценности и предназначена для выявления важных свойств предлагаемой системы, связанных, прежде всего, с процессом установления единой нормы прибыли на средства производства. С помощью последовательного применения определений нормы прибыли и стандартного отношения, рассчитываемых в показателях, выражаемых в стандартном товаре, Сраффа демонстрирует важный вывод.
Если   и
 ,
то  ,
поскольку,по определению, прибавочный продукт стандартной системы равен единице. Конечный результат выражен равенством:
                                                                                                                (7)                         

Выражение (7) означает, что норма прибыли в стандартной системе зависит прямо пропорционально от стандартного отношения, задаваемого технологическими особенностями производства базисных товаров, и обратно пропорционально от доли национального дохода, принадлежащего рабочим, то есть от величины заработной платы, выраженной в стандартном доходе. Никакие иные факторы кроме технологии изготовления базисных товаров и способа распределения дохода не влияют на складывающийся уровень нормы прибыли. По утверждению Сраффы и его сторонников, уравнение (7) доказывает, что в стандартной системе норма прибыли определяется как отношение двух полностью однородных по структуре, хотя и различных по абсолютным размерам физических количеств одного и того же товара. Поскольку реальная система состоит из тех же самых уравнений, что и стандартная, то найденная для последней норма прибыли из выражения (7) будет, тем самым, задана и для реальной системы. Иными словами, процесс установления единой нормы прибыли как соотношение между двумя стоимостями в реальной системе может быть безо всякого ущерба достоверности сведен к установлению соотношения между двумя количествами в стандартной системе. Отсюда делается вывод, что «норма прибыли, как отношение, имеет значение независимо от любых цен и вполне может быть “дана”, прежде чем цены будут фиксированы. Таким образом, норма прибыли поддается определению извне системы производства…»[2]. Полезность стандартной системы заключается в том, чтобы показать полную обусловленность уровня нормы прибыли чисто техническими и социальными отношениями и его независимость от рыночных сил, действующих внутри экономической системы.

Подобный подход, по мнению неорикардианцев, позволяет оправдать каузальность в отношении рынка средств производства и решить проблему измеримости капитала, поставленную Дж. Робинсон в 1953 г. Суть возражений Дж. Робинсон, направленных против неоклассического объяснения процесса производства и распределения, состоит в том, что ставку процента нельзя найти с помощью частной производной агрегатной производственной функции вроде функции Кобба-Дугласа, поскольку для использования последней необходимо знать точные значения ее аргументов. Среди этих аргументов имеется показатель K, который в силу неоднородности различных капитальных благ должен быть измерен не в натуральных, а денежных единицах. Очевидно, что для расчета ценности капитала, представляющего собой дисконтированную ценность потока будущих доходов от существующего набора капитальных благ, необходимо знать норму процента. Таким образом, нельзя определить норму процента прежде, чем мы рассчитаем ценность всех средств производства, и наоборот. Сторонники Сраффы прямо утверждают, что в этом случае единственно возможный и правомерный выход состоит в том, чтобы считать норму прибыли заданной извне величиной. По меткому замечанию Осадчей, предлагается считать норму прибыли такой, какая она есть, и на этом полностью закончить обсуждение экономического содержания вознаграждения владельцев средств производства. Настойчивое желание последователей Сраффы закрыть вопрос, по которому в предшествующие 100 лет велись интенсивные дискуссии среди ведущих авторов неоклассического направления, должно заставить нас более тщательно изучить аргументы Сраффы, который, видимо, предпочитает не решать сложную проблему, а заведомо устранять ее с помощью соответствующих допущений. 

В ответ на неорикардианскую критику можно указать на два обстоятельства. Во-первых, наличие взаимной обусловленности двух экономических величин вполне может быть объяснено в рамках релятивизма, то есть методологического принципа, предполагающего, что в силу сложности и разнонаправленности действующих в экономической системе связей не имеет смысла говорить об однозначной причинно-следственной зависимости между явлениями. Если мы прекратим поиски явления- причины и явления-следствия и предположим, что все переменные системы определяются одновременно, то для установления искомой пары «норма процента – стоимость капитала» достаточно задать два условия. Первое условие состоит в расчете с помощью определенной ставки процента текущей ценности потоков благ, обеспечиваемых в будущем запасом капитальных товаров, которым располагает каждый из хозяйствующих субъектов в данный момент. Суть  второго условия заключается в том, чтобы определить предельную норму дохода на данный запас капитальных благ в сочетании с прочими ресурсами на основе микропроизводственной функции. Если известны технические условия, описываемые этой микропроизводственной функцией, количество некапитальных факторов производства (в системе Сраффы это однородный труд) и будущего выпуска, то всегда можно записать два разных уравнения, содержащих лишь два неизвестных слагаемых – ставку процента, приравниваемую в условиях равновесия к норме отдачи средств производства, и стоимостную оценку этих средств. Последовательное применение микроэкономического подхода в версии Вальраса, как указывает Блауг[3], позволяет защититься от «кембриджской критики». Главная проблема, на которой необходимо сосредоточить внимание, связана с обоснованием неоклассических гипотез относительно ожиданий будущих цен, а вовсе не с измеримостью капитала, то есть с той частью теории капитала, о которой в труде Сраффы не сказано ни одного слова.

Во-вторых, не должно вводить в заблуждение заявление Сраффы о том, что норма прибыли, выраженная в стандартном товаре или определяемая в реальной системе, не зависит от колебаний цен, поскольку при столь жестких допущениях подобные колебания в принципе не возможны до тех пор, пока ставка заработной платы зафиксирована на определенном уровне. Единственным источником изменения относительных цен могут служить лишь экзогенные колебания цены труда, неизбежно сопровождаемые изменением нормы прибыли. Иными словами, набор товарных  цен и норма прибыли могут меняться только одновременно, и утверждение о ее независимости  от цен есть намеренно туманная формулировка тривиального положения, признанного Сраффой еще во 2 главе книги до всякого обсуждения стандартной системы и ее свойств.
      
6. Совместное производство и трудности формулировки критерия базисности в его случае

До сих пор речь шла только о системе однопродуктовых отраслей и, следовательно, о случае оборотного капитала, который полностью потребляется в одном производственном цикле. Сраффа настаивает на том, что его фундаментальная теорема будет верна и в условиях использования основного капитала, то есть машин, потребляемых на протяжении нескольких производственных циклов. Любую машину, которая была использована при выпуске товаров, предлагается включать в состав выпуска в качестве побочного продукта. Иными словами, основной капитал является всего лишь частным случаем общей схемы совместного производства.
Феномен совместного производства заключается в том, что в одном технологическом  процессе производится два и более товаров, и, следовательно, в центре внимания должны находится не отрасли, выпускающие отдельные товары, а только технологические процессы, представляющие собой набор коэффициентов используемых и произведенных количеств. Систему уравнений (1)  необходимо заменить уравнениями (8).

                        
……………………………………………………….                                                           (8)

По утверждению  Сраффы, появление совместного производства влечет две трудности: во-первых, при построении стандартной системы невозможно исключить возникновение отрицательных множителей , которые не поддаются экономически содержательной интерпретации, во-вторых, в силу исчезновения однозначного соответствия между товарами и отраслями необходимо дать новое определение базисных и небазисных товаров, которое оказывается не столь же доступным для интуитивного понимания как критерий для системы, описывающей простое (несовместное) производство.

Суть первой проблемы можно пояснить так: поскольку полностью отсутствует возможность исключить существование технологического процесса, в котором одновременно производятся базисный и небазисный товары, то для устранения из системы небазисного товара одному из технологических процессов, в которых он присутствует, необходимо присвоить отрицательный множитель с тем, чтобы это отрицательное количество полностью компенсировало бы положительные количества данного небазисного товара в других процессах. Если базисный товар, производящийся совместно с небазисным товаром, которому был присвоен отрицательный множитель, не компенсируется положительными количествами в остальных процессах, то общие количества этого базисного товара, затрачиваемые и выпускаемые стандартной системой, будут отрицательными. Именно это обстоятельство вынуждает Сраффу признать исключительную абстрактность конструкции стандартной системы, которая теперь не претендует даже на умозрительную «реорганизацию реальных процессов» и ограничивается только вспомогательным значением.

Вторая проблема заключается в следующем: необходим новый критерий определения базисности товаров, поскольку в системе многопродуктовых отраслей разные товары могут производиться в одном и том же технологическом процессе, который теперь уже не является возможным отличительным признаком. Возникающие здесь сложности Сраффа показывает на примере системы, состоящей из 4 технологических процессов, производящих 4 товара. Пусть один из этих товаров нигде не затрачивается, а только появляется в качестве выпуска в одном процессе. Второй товар используется во всех четырех процессах, но производится лишь в одном, причем в том же процессе, что и первый товар. Очевидно, что этот первый товар – небазисный, и единственный путь его устранения состоит в полном исключении соответствующего процесса из стандартной системы. Однако, поскольку данный процесс является единственным, в котором второй товар присутствует в качестве выпуска, то неизбежно следует устранить его количества в оставшихся трех процессах посредством присвоения им соответствующих множителей. Таким образом, не каждый товар, прямо или косвенно участвующий в производстве всех товаров в экономике, может входить в стандартную систему и считаться базисным. Чтобы дать определение небазисного товара, Сраффа предлагает рассмотреть матрицу Т, состоящую из к строк, каждая из которых описывает существующий технологический процесс, и 2п столбцов, где п равно числу связанных товаров и должно быть меньше числа всех процессов.

                           
*   …………………………………

2п есть максимальное число технологических коэффициентов, соответствующих затратам и выпуску связанных товаров, в одном производственном процессе. Товар или группа связанных товаров признаются небазисными при условии, что ранг матрицы Т не превышает п, т.е. из к строк только п или меньше являются независимыми.
Суть этой математической формулировки можно понять следующим образом: пусть имеется группа из п связанных товаров, которые могут присутствовать в любом из к производственных процессов таким образом, что технологические коэффициенты затрат и выпуска являются линейно независимыми только в п процессах. Свойство линейной независимости уравнения или вектора значений заключается в том, что данное уравнение или вектор нельзя выразить в качестве линейной комбинации любых других уравнений. Поэтому, способ исключения из системы товаров, претендующих на статус небазисных, с помощью уравновешивающих положительных и отрицательных множителей не может быть, по определению, применен к любым п-1 уравнениям из п линейно независимых уравнений. Единственный путь для устранения количеств небазисных товаров из этих п-1 уравнений состоит в том, чтобы присвоить им нулевые множители и убрать их вообще. Для оставшихся к-п+1 уравнений, среди которых есть одно линейно независимое, всегда можно подобрать такую комбинацию из ненулевых множителей, благодаря которой рассматриваемая группа товаров окажется полностью исключенной из состава совокупных средств производства и выпуска стандартной системы. Данная система состоит из к-п+1 уравнений и содержит (после вычитания цен соответствующих товаров) к-п товарных цен и 1 переменную распределения. Очевидно, что если бы количество независимых уравнений, содержащих переменные, относящиеся к группе  п связанных товаров, превысило п хотя бы на единицу, то при построении стандартной системы следовало бы с помощью нулевых коэффициентов полностью устранять не п-1, а п уравнений, что привело бы к недостатку уравнений, число которых уменьшилось бы до к-п, а количество неизвестных переменных осталось бы прежним. Таким образом, действительно, чтобы после исключения группы из п связанных товаров стандартная система осталась совместной и определенной, необходимо, чтобы количество линейно независимых уравнений, имеющих отношение к этой группе, не превышало бы п штук.

Данная формулировка может вызвать два возражения. Во-первых, уязвимое место предлагаемого определения небазисных товаров состоит в том, что Сраффа не приводит точного и недвусмысленного понятия «связанных товаров». Например, в § 58 Сраффа указывает на небазисные товары как на «товары, которые входят только (отмечено мной – А.М.) в средства производства взаимосвязанной группы небазисных товаров»[4]. Однако, в следующем параграфе, рассматривая выше изложенный пример системы из четырех процессов и четырех продуктов, Сраффа подразумевает, что небазисный товар может присутствовать во всех производственных процессах и, следовательно, участвовать в изготовлении базисных товаров. Если следовать требованию § 58, то необходимо рассматривать в составе единой группы «взаимосвязанных товаров» не только небазисные товары (обозначенные буквами b и c в примере в § 59), но и товары, которые молчаливо признаются базисными (a и k в том же примере). Иными словами, матрица на с.86 должна иметь размерность не 4х3, а 4х7, и содержать технологические коэффициенты, относящиеся к  a и k . В таком случае нужно вести речь о линейной независимости не рядов, образованных количествами отдельно взятых товаров, а производственных процессов, рассматриваемых полностью. Следовательно, базисными оказываются не товары, а отдельные способы их производства, что противоречит первоначальным рассуждениям Сраффы, который говорит о базисности только товаров.

Вторая трудность, возникшая при новой формулировке базисных и небазисных товаров, упоминается самим Сраффой в         § 65 и связана с тем, что в многопродуктовой системе оба вида товаров производятся совместно и, следовательно, нельзя сказать, что изменения технологических условий производства небазисных товаров не оказывают ровным счетом никакого влияния на процесс установления цен всех товаров и нормы прибыли (или ставки заработной платы). Сраффа предлагает «найти эквивалент в налоге (или субсидии) на производство отдельного товара», понимаемых как фиксированные в номинальном выражении надбавка или скидка к цене товара.  Очевидно, что подобное изменение главного экономического вывода делает его гораздо более слабым, поскольку теперь различия между базисным и небазисным товарами основаны не на таком объективном факторе как технологические условия производства, а на введенным adhoc предположении о налоге притом, что ранее Сраффа вовсе не упоминал о государстве, фирмах и прочих экономических субъектах. Короче говоря, ссылка на налог при описании системы многопродуктовых отраслей не вытекает непосредственно из логики рассуждения Сраффы подобно различию в значении технологии производства в системе однопродуктовых отраслей и остается искусственно привлеченным и чужеродным элементом в его теоретической системе.

Если предложенная Сраффой математическая формулировка, во-первых, не позволяет установить, относится ли критерий базисности к каким-либо товарам или же к определенным процессам производства этих товаров, и, во-вторых, лишает экономического значения различие между базисными и небазисными товарами в случае совместного производства, то данные трудности не только препятствуют формулировке условий, необходимых для существования стандартной системы, но и делают бессмысленной цель построения данной системы. Дело заключается в том, что если бы указанные два обстоятельства касались только стандартной системы,  то сторонники Сраффы всегда могли бы возразить тем, что стандартная система является лишь вспомогательным инструментом, упрощающим процесс доказательства фундаментальной теоремы, и некоторые сложности построения стандартной системы не обязательно должны отражаться на истинности самой фундаментальной теоремы. Однако, упомянутые трудности не имеют отношения к проблемам построения стандартной системы, а затрагивают непосредственно понятие базисности, без четкой формулировки которого фундаментальная теорема Сраффы теряет свое значение при переходе от случая простого производства к случаю совместного производства. Критерий базисности товаров в условиях совместного производства не только теряет свое экономическое содержание, но и приобретает формальные недостатки, которые ставят под сомнение состоятельность данного критерия как аналитического инструмента вообще.

7. Общие выводы

Если всю совокупность теоретических воззрений Сраффы разделить на две части – критическую и конструктивную, то в отношении  к первой части придраться к чему-либо сложно. Действительно, неоклассикам, по-видимому, нечего сказать в ответ на утверждения Сраффы о примитивности «линейных» моделей производства, о ложности идей независимого от параметров распределения измерения капитала или неизменно монотонного характера функций спроса на блага длительного пользования. С другой стороны, конструктивная часть теории Сраффы также не лишена серьезных недостатков, многие из которых делают уязвимым «сердце» неорикардианства – критерий базисности товаров и вытекающую из него фундаментальную теорему. В модели простого производства недоумение вызывают отказ Сраффы от излюбленной классиками гипотезы об авансировании труда капиталом и стремление построить систему на таком шатком основании как аксиома об обязательном наличии хотя бы одного базисного и небазисного товара. В модели совместного производства происходит не только лишение критерия базисности его экономического смысла, но и потеря формальной стройности и безупречности этого понятия.

Возможно, главная причина неудач заключается в том, что ответы на вопросы современной теории ценности и распределения Сраффа пытался искать в устаревшей зерновой модели Рикардо, для которой идея деления товаров на базисные и небазисные была действительно актуальной. Если это так, то конструктивной части теории Сраффы лучше занять почетное место в истории экономических учений в качестве самого остроумного способа решения старой проблемы «неизменной меры ценности», а теоретикам современности остается принять во внимание только лишь критические замечания Сраффы, связанные с действительно серьезными недостатками неоклассического анализа.

Список литературы:

1.     Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М., 1994

2.     Курц Х.Д. Капитал, распределение, эффективный спрос. М., 1998.

3.     Негиши Т. История экономической теории. М., 1995.

4.     Рикардо Д. Сочинения. М., 1955

5.     «Cовременная экономическая мысль» под ред. Вайнтрауба С. М., 1981.

6.     Сраффа П. Производство товаров посредством товаров. М., 1999.

ПРИМЕЧАНИЯ


[1] Интересно, что данная проблема подробно описывается в статье неорикардианца Х. Курца «Возврат к прежнему усеченному периоду и переключение методов в неоавстрийской и более общей моделях», опубликованной в сборнике Курц Х. Д. «Капитал, распределение, эффективный спрос» М., 1998 г. В указанной статье Курц весьма обстоятельно описывает причины, по которым Сраффа решил использовать гипотезу выплаты заработной платы post factum, но ни слова не говорит об уязвимости этой гипотезы.

[2] Сраффа П. Производство товаров посредством товаров. М., 1999. С. 68.

[3] Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе. М., 1994. С. 433.

[4] Сраффа П. Производство товаров посредством товаров. М., 1999. С. 85.