2008 №1 (11)
Документ без названия
Редколлегия Editorial Board Требования к статьям Requirements Профиль в ВАК      
ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА
Документ без названия

Н.Н. Крупина

К ВОПРОСУ ОБ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ ПОЛЕЗНОСТИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО БЛАГА

Определение понятия

Фундаментальное понятие рыночной экономики – полезность - присуща любому экономическому благу (продукту, товару, услуге, работе) и выступает его неотъемлемым признаком и свойством. Благо есть то, что удовлетворяет потребности, т.е. желание, нехватку чего-либо, нужду в чем-либо. Способность блага  удовлетворять потребности характеризуют как полезность. Термин «полезность» ввел в экономическую науку английский философ и социолог Д. Бентама, а развил английский экономист-математик У.С. Джевонс /1/. В определении Джевонса полезность означает абстрактное свойство объекта соответствовать целям человека, это все, что доставляет ему удовольствие или избавляет от страданий. В экономическом энциклопедическом словаре полезность (utility) определяется как способность блага удовлетворять определенные потребности и интересы людей (потребителей), доставлять удовольствие, содействовать реализации амбиций, благодаря наличию (или отсутствию) определенных механических, физических, химических, биологических, социальных и других свойств /2 /. Субъективная польза, извлекаемая индивидом из потребления блага, трактуется как ограничительное понятие полезности. В широком смысле полезность есть категория, применяемая для характеристики объективных результатов деятельности, целесообразности и эффективности экономических и управленческих решений, количественного сравнения затрат и усилий в процессе использования ограниченных ресурсов.

Принципиальным является представление о переменности, т.е. зависимости полезности от количества блага и уровней его потребления. Она может быть очень высокой в условиях, когда по тем или иным причинам обладание благом очень дорого (оно труднодоступно). Потребность становится нулевой, когда дополнительная единица блага ничего не меняет в степени удовлетворенности потребителя (количество блага не ограничено).

Поэтому в экономической теории различают общую (совокупную) и предельную полезность блага, т.е. полезность дополнительной его единицы.

Предельная полезность имеет свойство убывать по мере увеличения количества потребляемого блага (закон убывающей предельной полезности). Потребитель распределяет свой доход таким образом, чтобы последняя потраченная денежная единица приносила одинаковую полезность. Проявляется закономерность: при потреблении блага общая полезность увеличивается, а предельная полезность по мере удовлетворения потребителя (насыщения потребности) сокращается с каждой дополнительной единицей блага /1/. При непротиворечивом выборе потребитель в пределах имеющихся средств, т.е. бюджетного ограничения, максимизирует полезность, выбирая такой набор благ, чтобы отношение предельной полезности к цене было одинаково для всех благ. Из понятия полезности строится теория потребительского поведения, предполагающая, что совокупная полезность благ не имеет отношение к рынку и рыночной цене этих благ, а важна именно предельная полезность. Это позволяет формировать производственную и товарно-сбытовую политику организации.

Однако возникают ситуации, когда выгоды или издержки от рыночных сделок не отражаются в цене и касаются не только прямых участников обмена, но и третьих лиц. В экономической теории это явление получило название внешних эффектов, или экстерналий. В рамках этого понятия с позиций общей теории социальной экономики профессора Р.С. Гринберг (экономист) и А.Я. Рубинштейн (философ) исходят из существования специфических общественных потребностей, которые не сводятся к интересам отдельных индивидуумов, и на основе этого развивают представление о социальной полезности /3/. По их мнению,  всякое благо может удовлетворять потребности качественно разных участников рыночных отношений, в том числе и несводимые потребности общества как такового. Способность блага удовлетворять несводимые потребности они назвали социальной полезностью.

Безусловно, качественная природная среда относится к таковому благу, но, по мнению автора, категория социальной полезности ограничено и не в полной мере отражает реально существующие эколого-экономические связи и закономерности товарного производства. Представляется целесообразным в границах социальной полезности (или экстерналий) выделить экологическую полезность, как специфический вид полезности экономического блага. Каждое благо, обладая набором физико-механических, химических, биологических, вкусовых и других свойств прежде всего выполняет конкретную функцию, через которую потребитель извлекает личную пользу, реализует свои желания и оценивает благосостояние и качество жизни. Поэтому традиционно рассматриваемую общую полезность блага можно охарактеризовать как функциональную, отражающую субъективную выгоду пользователя.

При современном уровне технико-технологического развития, производственной культуры в условиях товарного производства благо появляется только в результате переработки природного сырья и сопряженного средопотребления. В составе производственных отношений формируется специфическая система взаимосвязей, называемая производственным природопользованием. Она включает обязательства и обусловленные ими инвестиции (издержки) по природоохранной деятельности, экологической экспертизе, паспортизации, аттестации производства, экологической сертификации и маркировке продукта, идентификации загрязнений и возмущений природной среды в зоне ответственности предприятия, экологическому страхованию, аудиту, мониторингу и др. Поэтому можно однозначно утверждать, что функциональная (или общая) полезность экономического блага естественным образом, безусловно, формирует (порождает) его экологическую полезность, не всегда осознаваемую и воспринимаемую потребителем. Автор предлагает общую полезность блага (U) делить на две составляющие, которые классифицировать как первичную функциональную (Uф) и вторичную экологическую (Uэ): U=Uф+Uэ.

Экологическая полезность есть свойство блага вызывать внешние качественно и количественно строго не фиксированные экологические эффекты (экстерналии), связанные со способностью продукта  на всех этапах жизненного цикла обеспечивать и сохранять качество природной среды и условий жизнедеятельности, без которых невозможно поддерживать нормальное физическое и психологическое состояние человека и продуктивность экосистем.

В условиях сложившегося технико-технологического уклада экологическая полезность изменяется обратно пропорционально функциональной, проявляется одновременно в виде прямого краткосрочного и косвенного долгосрочного эффектов. Очень часто функциональная полезность блага утрачивается, например, моральный износ или  не соответствие моде, а экологическая бесполезность усиливается (возникает проблема утилизации отходов). Возможны противоположные ситуации, функциональная полезность повышается - качество продукта улучшается, создаются новые модификации товара, увеличивается число выполняемых функций, добавляется сервисное обслуживание, но при этом  экологическая полезность не всегда сохраняется даже на прежнем исходном уровне, как правило, она снижается за счет увеличения сверхлимитного средопотребления и  загрязнения природной среды. Экологическая полезность также имеет качественную и количественную определенность, но эти характеристики  строго не фиксированы даже в границах одного и того же отраслевого продукта: благо, произведенное в разных организационно-технических условиях производства, может иметь различный уровень исходной экологической полезности. Непрогрессивное оборудование, малоквалифицированный персонал, высокий износ фондов повышают отходность производства и снижают эффективность средозащитных. мероприятий, тем самым, сокращая величину экологической полезности создаваемого блага. Яркий пример - отечественное и зарубежное  автомобилестроение, технологии производства моторных топлив, синтетических конструкционных материалов. Так, выпуск хлеба, хлебобулочных и кондитерских изделий в условиях крупного и среднего производства осуществляется с применением оборотного водоснабжения, прогрессивных систем водоподготовки и очистки выбросов, что не достижимо в условиях малого и частного бизнеса. Проявляется эффект масштаба специализированного производства, и экологическая полезность единицы продукта разная.

Предлагается подразделять экологическую полезность на общественную и частную (индивидуальную). Общественная полезность блага определяется через совокупное влияние на показатели качества глобальной естественной среды обитания. Сохранение биологически достаточной среды жизнедеятельности – первейшая потребность и норам бизнеса. Как отмечалось, она, как неотъемлемая потребность (специфическое благо) обладает свойствами неконкурентности и неисключаемости, а также практически не может быть ограничена. Естественная среда остается условием существования природных экосистем и достоянием всех жителей планеты (даже тех, кто не является потребителем данного блага) и последующих поколений. Частная экологическая полезность проявляется в способности индивида воспринимать и оценивать конкретные экологические последствия (риски) потребляемого блага, готовности нести дополнительные издержки и активно предпочитать экологически лучший товар. Потребитель извлекает личную пользу, идентифицируя для себя экологическую полезность блага, непосредственно соизмеряя свое благосостояние, качество жизни. Определенная категория потребителей рассматривает такой продукт как символ избранности, комфорта, роскоши и достатка, условие обеспечения активного долголетия и работоспособности.

В цивилизованных странах массовый покупатель активно предпочитает экологически чистый продукт, и этот спрос защищен стандартами серии ISO=14000. Российский потребитель также демонстрирует готовность выделять экологические свойства продуктов, прежде всего продовольственных и лекарственных товаров, предметов быта и повседневного спроса /4,5/. По мнению А.И. Киселева /6/, осознанию экологических угроз развития препятствует их поливариантность, трудность точной количественной оценки негативных последствий особенно отдаленных Вов времени  и пространстве), а также провалы массовой потребительской культуры, экологического воспитания и просвещения.

Экологическая полезность есть структурированное явление: можно условно выделить ядро и периферийные зоны. Ядро – это тот минимально допустимый уровень экологичности производства и продукта, который должен быть обеспечен при любых условиях, а по возможности сохранен в краткосрочной перспективе и даже улучшен в долгосрочном периоде. Возможность дышать чистым воздухом, пить чистую воду, выращивать сельскохозяйственные культуры на плодородных чистых почвах, воспроизводить естественные условия обитания бесценна. Потребитель, налогоплательщик, мировой партнер желают иметь гарантии того, что любое промышленно полученное благо экологически безопасно и в период непосредственного потребления, и в отдаленном будущем.

Периферийные области могут быть осознаваемыми или неосознаваемыми. Первые связаны с ощущениями минимального комфорта (или дискомфорта) и удобства при потреблении продукта или утилизации его отходов после эксплуатации. Эти ощущения относятся  к окружающей среде – шум, концентрация вредных примесей, тепловое излучение, вибрация, звуковые колебания, дизайн и интерьер среды обитания, ландшафтные условия, рекреационные возможности. Вторые – воспринимаются как глобальные и часто неявные проявления (последствия) – изменение климата, кислотные дожди, парниковый эффект, озоновые дыры, стихии и др.

Измерение экологической полезности

Экологическая полезность – категория сложная и динамичная. Ее величина зависит от текущего объема загрязнений и характера последствий, проявляемых: непосредственно в процессе производства; непосредственно в процессе потребления; опосредовано в процессе утилизации отходов блага; опосредовано в течение проявления локальных последствий (заболеваемость, снижение продуктивности экосистем, деградация природной среды); опосредовано через глобальные последствия. Промышленное производство определяет не только объем рыночного предложения экономического блага и количество функциональной полезности, но и величину экологической полезности. Общепринято функциональную полезность, ценность и востребованность блага измерять потребительскими предпочтениями, т.е. потребительским спросом (потребительскими расходами). Благо может быть частным и общим, но его полезность отражается в его рыночной цене.

Но экологическая полезность не всегда тождественна объему спроса. Ее можно оценить, но оценка не должна зависеть от субъективного восприятия. Тем более, экологическую полезность нельзя отождествлять с действующей неадекватной системой компенсационных платежей за загрязнение среды обитания.

Когда спрос удовлетворяется, благо неизменно характеризуется как положительно значимый общественный продукт. Функциональная полезность позитивна, что не относится, безусловно, к экологической составляющей. Это первое отличие. Второе отличие состоит в том, что экономическое благо, как правило, имеет чистую или смешанную общественную значимость, либо только частную (индивидуальную) значимость. Экологическая полезность блага, как бы не было оно исключительным в потреблении, всегда порождает общественно значимую оценку. Природная среда остается достоянием всех членов общества и последующих поколений, она существует вне национальных границ. Противоречие состоит в том, что среда обитания сама  выступает источником и условием возникновения многочисленных, разнообразных нужд людей. Ее качество не просто благо, а сама полноценная жизнь. Вопрос развития представлений об экологической полезности блага имеет общественно-социальную значимость и востребованность, сохраняет актуальность.

Классическая теория полезности позволяет предложить простую графическую модель сопряжения полезностей (рисунок). Исходная предпосылка – экономика использует лучшие технологии. Развитие функциональной полезности определяет общую динамику экологической составляющей, и при определенных условиях вступает с ней в противоречие.

Кривая 1 отражает зависимость между численностью потребителей конкретного блага и его предельной функциональной полезностью  в денежном выражении. Изменение предельной экологической полезности соответствует кривой 2 и носит характер обратной зависимости по отношению к функциональной полезности. С ростом числа потребителей увеличивается объем блага и порождаемые им экологические эффекты. С увеличением числа потребителей большая доля дохода направляется на восстановление, охрану и защиту природной среды. При малых объемах потребления при прочих равных условиях негативные последствия могут либо не ощущаться потребителем, либо быть им ощутимы в меньшей степени, так как условия жизни близки к естественным.

Для упрощения предполагаем, что вкусы потребителя и издержки  постоянны (кривая 3). Рост числа потребителей ведет к снижению предельной функциональной полезности, уменьшению частных выгод потребителя, возрастают его упущенные возможности. Ограниченный производственный ресурс сосредотачивается на выпуске одного блага, что снижает его количество и доступность для производства других продуктов. При рыночной цене блага Рб (денежном эквиваленте полезности) выгода потребителя, измеряемая разностью между полезностью в денежном выражении и затратами, тождественна площади сегмента АБРб.

Подпись: Р – денежный масштаб
(цена полезности)

Рисунок. Формирование совокупной полезности блага с учетом функциональной и экологической составляющих

Наступает момент, когда выгоды становятся равными нулю, т.е. издержки равны полезности, (точка Б), а по мере дальнейшего насыщения рынка одним и тем же благом издержки индивидуального пользователя превышают полезность блага лично для него, потребитель несет убытки (потери, ущерб). В точке Б экологическая полезность, как и функциональная, достигает нулевого значения, т.е. ущерб и выгоды потребителя уравновешиваются.

Существует некоторая оптимальная численность потребителей (спрос), при которой предельная функциональная и предельная экологическая полезности блага для индивида одинаковы. При некоторой предельной численности потребителей индивид получает не только максимальную экологическую полезность, но и максимальную выгоду. Так как изменение предельной функциональной полезности лежит в основе определения цены (прогнозирования спроса), то эта ситуация приобретает практическую значимость, необходимо оценивать  в цене и экологическую составляющую.

Зона ниже точки Б - зона дефицита и недостаточности полезности. Например, при хранении и транспортировке товаров, некоторая их часть может приходить в негодность из-за порчи, утечки, испарении, естественной убыли продукта. Такое состояние и соответствует дефициту полезности, ибо сначала уменьшается функциональная полезность - снижается объем предложения, и часть спроса остается неудовлетворенной, сокращается финансовый  результат. Затем возникают издержки по сбору, утилизации отходов некоммерческого продукта и преодоления последствий загрязнения среды.

Зона выше точки Б соответствует пересыщенности полезности. Например, ситуация перепроизводства и затоваривания экологически достаточной продукции (предложение превышает спрос). Наблюдается избыток как функциональной, так и экологической полезности. Возможна и другая ситуация – образование невостребованного ассимиляционного потенциала на неосвоенных территориях (тундра, пустыня, болота, леса). Если денежное измерение (цена) полезности продукта устанавливается выше равновесного  значения  РБ, то растут издержки потребителя, или возрастает объем совокупных его убытков. Снижение цены полезности, наоборот, увеличивает объем выгоды индивида. При этом рост убытков происходит в основном за счет сокращения экологической полезности, а рост выгод – за счет функциональной. Этот вывод также имеет практическое значение: при регламентации и фиксированном (лимитированном) объеме производственного природопользования (выпуска блага) величины выгоды и убытка совокупной полезности определяется уровнем снижения цены за счет прямых дотаций и компенсаций из бюджета или косвенного государственного регулирования.

Автор исходит из того, что развитие функциональной полезности не только порождает, но и определяет динамику экологической полезности блага. Функциональная полезность не может формироваться без экологической составляющей, которая выступает причиной экстернальных эффектов в экономике. Эти эффекты преодолеваются снижением уровня экологической опасности производства и продукта; ужесточением нормативов качества отходящих технологических потоков; превентивными мероприятиями, формированием нового эколого-ориентированного потребительского поведения; развитием бирж отходов и разработкой технологий утилизации. Как отмечалось, критерии современного массового российского потребителя в меньшей степени включают учет экологической составляющей. Причины непонимания лежат в плохой информированности, в безудержной рекламе экологически недостаточных продуктов; не понимании и не осознании катастрофичности последствий пренебрежения принципом экологической экономики; часто безответственностью товаропроизводителей. В этой связи ответственность государства и требование его вмешательства в рыночные и социальные процессы многократно возрастает.

Допустим, что на некоторое благо установился устойчивый спрос (кривая 3 рисунка). Для обеспечения экологической безопасности государство в интересах общества устанавливает социально приемлемые лимиты средопользования, фиксируя объем предложения  величиной, соответствующей точке В (площадь фигуры АБВО, средняя часть рисунка), рыночная цена поддерживается на уровне Рб. Насыщение растущего рынка и улучшение продукта (экологизация экономики) могут осуществляться в условиях конкуренции товаропроизводителей трех типов. Товаропроизводители первого типа отказываются от дополнительной  природоохранной деятельности, законопослушно соблюдают лимиты загрязнения и осуществляют компенсационные платежи. Они могут обеспечить требуемый объем продукта  по приемлемой цене Рб. Товаропроизводители второго типа инициативно осуществляют инвестиции в улучшение средозащитных технологий, повышение экологической полезности блага, но в силу ограниченности производственных ресурсов и потенциального снижения спроса соответственно могут предложить меньшее количество продукта по большей цене Рб+. Товаропроизводители третьего типа относятся к предприятиям-нарушителям: они готовы произвести по худшим технологиям продукт низкого экологического качества  в больших объемах и даже по более низкой цене Рб-. Превышение лимитов загрязнения компенсируется платежами и штрафами. Очевидно, что предприятие второго типа имеет коммерческие убытки, теряет конкурентоспособность и инвестиционную привлекательность. Если бы оно производило продукт в требуемом объеме В, но по цене, учитывающей экологические издержки (издержки обеспечения экологической полезности) Рб+, то обеспечило бы себе рыночный успех и финансовую устойчивость. Это возможно только при полном исключении товаропроизводителей третьего типа. Для формирования равных возможностей экологически достаточным предприятиям нужна гарантированная поддержка общества, государства, потребителей, деловой общественности.

         Развитие представлений об экологической полезности экономического блага формирует основу для разработки конкретных специфических атрибутов блага, построения концепции развития связей с общественностью, мотивации потребительского поведения и стимулирования активного предпочтения экологически лучшего продукта, создания рыночных барьеров на пути недобросовестных товаропроизводителей-природопользователей.

Необходимость учета потребительского выбора

Совокупность человеческих потребностей чрезвычайно широка и многочисленна, постоянно растет и усложняется. Однородные потребности могут быть удовлетворены разными наборами товаров и услуг, поэтому в экономике формируется проблема потребительского выбора. При некотором уровне рыночных цен и в условиях ограниченного размера потребительского бюджета потребитель вынужден отдать предпочтение определенному набору благ или признать их эквивалентными.. Современная теория потребительского поведения (выбора) предполагает, что денежный доход потребителя ограничен, и потребитель хорошо осведомлен о предельной полезности рыночных благ; цена блага не зависит от того количества, которое приобретает отдельный покупатель; потребители стремятся максимизировать совокупную полезность. Руководствуясь принципами:

1.Множественность видов потребления. Каждый потребитель желает потреблять множество разнообразных индивидуальных благ.

2.Ненасыщенность. Потребитель стремится иметь большее количество любых товаров и услуг, он не пресыщен ни одним из них. Предельная полезность всех экономических благ всегда положительна.

3.Транзитивность. В определенный период времени вкусы потребителей определены и согласованы. Если при выборе из трех рыночных благ А, В, С потребитель безразличен в выборе между товарами А и В и между В и С, то он также безразличен в выборе между благами А и С.

4.Субституция. Потребитель согласен отказаться от небольшого количества некоторого блага, если ему предложат взамен большее количество блага-субститута.

5.Убывающая предельная полезность. Предельная полезность некоторого блага зависит от общего его количества, которым располагает потребитель.

В условиях ресурсного ограничения предприятие вынуждено производить тот набор благ, который востребован потребителем по функциональному критерию. Товаропроизводитель должен считаться с тем, что рациональный (разумный) потребительский выбор предполагает не только сопоставление частных дополнительных выгод и дополнительных затрат, но и их обязательное равенство. С позиций экологизации производства и продукта особое значение представляют исследования американского экономиста Х. Лейбенстайна, разделившего потребительский спрос на функциональный и нефункциональный / 1 /:

Функциональный спрос – это такая часть спроса, которая обусловлена потребительскими свойствами, присущими самому экономическому благу (товару, услуге).

Нефункциональный спрос – это такая часть спроса, которая обусловлена такими факторами, которые непосредственно не связаны с присущими экономическому благу качествами.

Именно в нефункциональном спросе скрыты резервы формирования новой экологически ориентированной культуры потребления, так как могут быть выделены социальный, спекулятивный и нерациональный факторы потребительского поведения (предпочтения).

Социальный эффект связан с отношением покупателей к благу: вкусы, стиль жизни, мода; возможность достижения исключительности, стремление выделиться из толпы («эффект сноба»); демонстративное или престижное поведение и стремление произвести неизгладимое впечатление («эффект Веблена»). Мотивационная сила сосредоточена в так называемом эффекте присоединения к большинству, когда потребитель стремится не отставать от других, и приобретает то, что покупают другие. Зависимость от мнения других носит прямо пропорциональный характер: кривая спроса более эластична, чем в том случае, когда этот вид нефункционального спроса отсутствует. С позиций стратегии устойчивого развития эффект присоединения к большинству должен означать увеличение индивидуального потребительского спроса на экологически безопасную продукцию, когда потребитель осознанно, следуя общепринятым нормам и поведению большинства, отдает предпочтение тому благу, производство которого характеризуется меньшими негативными экологическими внешними эффектами. В частности меньшим объемом загрязнения природной среды.

Спекулятивный эффект связан с высокими инфляционными ожиданиями, когда угроза повышения цен в будущем стимулирует дополнительное потребление (покупку) блага в текущем периоде. В контексте формирования новой потребительской культуре спекулятивный эффект можно провоцировать, учитывая то, что потребность безопасности жизнедеятельности является первичной, или врожденной. Угроза потери здоровья живущего и будущих поколений должна стать основой изменения потребительских предпочтений.

Нерациональный эффект связан с внезапными изменениями настроения потребителей, капризами и прихотями, сиюминутными желаниями и эмоциями. Представления о негативных экологических эффектах, последствиях биосферного загрязнения, природных катастрофах, связанных с производственной деятельностью человека, носят явно выраженный эмоциональный характер, заставляют задуматься о единстве человека и природы, об ответственности перед будущими поколениями, о реальной угрозе техногенного самоуничтожения. Они могут стать реальной причиной нерационального потребительского поведения.

Таким образом, в условиях перехода к устойчивому развитию, когда продолжает сохраняться альтернативное производство благ и  сосуществуют экологически дружелюбные лучшие и недружелюбные худшие технологии, позиционирование продуктов с учетом их экологической полезности имеет важнейшее практическое значение. Оно позволяет ранжировать освоенные товары и сбалансировать продуктовый портфель, оценить структуру дохода (как обязательного условия деятельности), выбрать средства адресного стимулирования товародвижения и рациональную политику постепенного перевода действующего производства в экологическую нишу, достижения требуемой степени экологической ликвидности. Экологически лучшие продукты имеют традиционную функциональную полезность, но характеризуются минимальным эколого-экономическим ущербом. Однако они рассматриваются в рамках традиционной потребительской культуры массовым потребительским сознанием как новые, за которые при сохраняющейся полезности следует платить больше. Поэтому экологически достаточные продукты могут адаптироваться на рынке благ только при условии, если спрос на них характеризуется как жесткий. Наиболее предпочтительной и допустимой может считаться ситуация, когда повышение цены не изменяет дохода и/или даже увеличивает его: спрос с единичной эластичностью, относительно неэластичный спрос и совершенно неэластичный спрос. Недопустимы ситуации наращивания выпуска продукции с относительно эластичным спросом по цене.                                                                  Для традиционного маркетингового подхода характерно развитие индивидуальных функциональных свойств и признаков продукта и последующее акцентирование внимания потребителей либо на этих новых желаемых качествах, напрямую связанных с удовлетворением частных потребностей, либо на прямых также частных экономических (ценовых) выгодах. Действует правило: функциональная полезность порождает спрос, а достигаемые рыночно приемлемые издержки через цену этот спрос провоцируют и развивают. Посредством модифицирования можно не только стимулировать спрос, но и расширять территориальные рынки. В отношении экологически лучшей продукции с неизменяемыми базовыми функциональными свойствами традиционные подходы малоэффективны в силу изначально высокой и неизбежной затратности производства, исключающей механизм ценового снижения.

Полезность товара не меняется, она уже привычна потребителю, поэтому ему не понятно, почему надо платить за продукт дороже. В современных условиях повышение экологичности производства напрямую не мотивирует массового покупателя, так как улучшается качество среды обитания, которое достается всем гражданам одновременно (тем, кто платил за «чистый» продукт, и тем, кто не платил, а отдал предпочтение более дешевому экологически недружелюбному товару). Цена становится сдерживающим фактором (барьером) на пути инициативного перехода российского товаропроизводителя к устойчивому развитию. Чтобы сформировать новое мышление и экологически ориентированную культуру потребления, укрепить понимание неизбежности тотального перехода промышленности на экологически чистые технологии, развить готовность потребителя нести дополнительные затраты и добровольно отказаться от части благ в любой форме требуется время и ресурсы, отсутствие последних не вызывает сомнения. Предприятия вынуждены при минимальной поддержи государства начинать переход на устойчивое природопользование, а поэтому должны, прежде всего, на этом пути правильно оценивать перспективы освоенных ими продуктов, определять атрибуты экологически достаточного блага (экологической полезности).

С позиций товарного производства экологически достаточным продуктом (обладающим максимальной экологической полезностью)  признается такой, для которого производство, потребление и утилизация не сопряжены с превышением социально разрешенного уровня негативного воздействия на среду обитания. Для разных товарных линий это понятие неоднозначно: для первых продуктов – это замена сырья и конструкционных материалов на более экологичные; для вторых – реализация более эффективных систем очистки; для третьих – изменение технологического режима и т.д.

С позиций мотивации потребительского поведения, выработке контрольно-распорядительных норм следует определять набор узнаваемых  и измеряемых признаков и свойств (экономических и эргономических, прежде всего). Прикладной смысл категории экологической полезности состоит в регламентации  социальной ответственности бизнеса: рыночная власть товаропроизводителя должна формироваться исключительно через инициативную саморегуляцию и диагностику уровня биосферной емкости производства, целенаправленные инвестиции по обеспечению сбалансированности коммерческих и социальных интересов.

Традиционная диагностика состояния товарного рынка, основанная только на изучении динамики объема продаж, недостаточна и малоэффективна. В ситуации экологически значимой продукции снижение темпа продаж не является сигналом к тому, что продукт теряет качество. Товаропроизводитель применяет неэффективную тактику рыночного продвижения: экологическая полезность продукта должна восприниматься как абсолютно самостоятельный параметр, четкий имидж, отличающий его от аналогичных суррогатов.

Предпосылки повышения  экологической полезности  блага.

Сформировались предпосылки не только повышения экологической полезности блага, но и преодоления информационной неопределенности рынка по поводу этого неотъемлемого признака (свойства, атрибута) товара. Автор определяет их  как технико-технологические и социальные условия:

1.Неизбежность загрязнения. При достигнутом уровне развития производительных сил (технологическом укладе) производство благ без попутного загрязнения природной среды не достижимо.

2.Пропорциональность загрязнения. Объем прямого и косвенного антропогенного воздействия, как правило, пропорционален объему произведенного блага (количеству потребителей).

3.Предельность загрязнения. Существует биологический предел приемлемости и усвояемости загрязнений – ассимиляционный потенциал биосферы, универсальное всеобщее благо и биологическое условие жизни, экологический барьер экономического роста.

4.Необратимость и неисчезновение загрязнений. Кумулятивные эффекты, круговорот, миграция, отсутствие границ, глобальность проявлений, биосферная замкнутость – это естественные факторы, объясняющие рост экологической деструкции.

5.Бесспорность общественного эффекта. Общественная полезность любого блага, задается изначально, потому что оно удовлетворяет конкретные потребности, формирует экономическую занятость, прибыль благопроизводителя, обеспечивает налоговые платежи, насыщение ресурсных рынков и в целом экономический рост. Факты сопряженного с производством биосферного загрязнения, усиления экологического риска, необратимости глобальных последствий только усиливает общественное значение экологической составляющей полезности блага.

6.Необходимсоть государственного регулирования. Полноценная жизнеобеспечивающая, не создающая угрозу здоровью и имуществу среда обитания есть благо, которому присущи неизбирательность, неисключаемость и беспредельное несоперничество. Отдельный индивид и граждане страны, население и члены мирового сообщества ни при каких условиях не могут быть исключены из числа его потребителей, даже если они не оплачивают свою экологическую безопасность. Государство рассматривает концепцию устойчивого развития как национальную стратегию развития и экономического роста. Оно определяет лимиты средопользования, стимулирует лучших товаропроизводителей и накладывает санкции на нарушителей, поэтому только государство может объединить финансовые средства всех потенциальных природопользователей и законодательно определить механизмы их перераспределения, финансово-экономического протекционизма.

7.Трансформация потребительского поведения. Современная цивилизация достигла такого уровня развития, когда надо выбирать – или безопасные продукты и среда обитания, за которые надо платить более высокую цену, или доступные экологически некачественные блага. Укрепляется понимание единственно возможной экономики ХХI века – «экологической экономики» и ориентации на новое экологическое мышление, культуру потребления, социально ответственный бизнес.

Экологическая составляющая качества товара становится в развитых экономиках важнейшим фактором конкурентной борьбы по разнообразным и многочисленным причинам. Здесь и значительное повышение уровня жизни, рост спроса на экологически чистые продукты питания, лекарственные и косметические препараты, одежду, мебель машины, квартиры и другие товары повседневного и длительного пользования /4,6/; и ужесточение требований к безопасности продукции для человека и окружающей среды; и усиление социально-этической направленности бизнеса; и утверждение новых моральных норм и кодекса делового общения и коммерческой деятельности. Поэтому полезный экологический эффект экономического блага необходимо характеризовать набором развернутых качественных параметров, расширяющих восприятие и понимание качества и содержания самого полезного эффекта, который в современных условиях несомненно составляет основу конкурентных преимуществ промышленного продукта. Однако практически все известные подходы к оценке конкурентоспособности базируются на двух группах атрибутов качества: материальных и нематериальных конструктивно-технико-функциональных параметрах и группе экономических показателей. Полной и достоверной оценки конкурентоспособности без учета экологического фактора не получается. Бизнес-продукты с высокими технико-функциональными, конструктивными, эстетическими, имиджевыми, инновационными характеристиками могут быть небезопасными для глобальной окружающей природной среды, локальной среды обитания и жизнедеятельности человека и экосистем на всех или отдельных этапах жизненного цикла, вызывать экологические стрессы в краткосрочном периоде, а также оказывать разрушающее воздействие в отдаленной перспективе. В бизнес-проектировании формируется задача придать новому продукту уже на стадии разработки и создания модели необходимый уровень конкурентоспособности с учетом развернутой экологической составляющей. Следует четко обозначить экологически значимые признаки общепризнанных атрибутов качества товара, что обеспечит не только более надежную оценку и экспертизу соответствия принятым стандартам (в том числе и экологическим), но и поможет обосновать конкурентные преимущества с новых позиций, усилить рекламу, брендинг, придать новые акценты связям с общественностью и потенциальными инвесторами. Такой подход активно разрабатывается для машиностроительной продукции /7/. Предлагаемое полное описание атрибутов экологической полезности любого экономического блага (в первую очередь промышленного продукта) приводится в таблице..

Таблица. Параметры экологической полезности (качества) экономического блага

ПАРАМЕТР КАЧЕСТВА

ЧТО ХАРАКТЕРИЗУЕТ

КАК ОЦЕНИВАЕТСЯ

Функциональная полезность

Экологическая полезность

НАЗНАЧЕНИЕ

Области применения и функции продукта; содержание полезного эффекта (точность, быстрота срабатывания, надежность, срок эксплуатация, ремонтопригодность)

Незаменимость биосферы. Не нарушение установившегося хода естественных природных процессов развития биосистем или их элементов. Объем изъятия ассимиляционного ресурса биосферы в зоне деятельности  предприятия

Уровень безотходности производства. Индекс экологичности отрасли /9/.

Коэффициент опасности выбросов, сбросов, твердых отходов.

ДИАГНОСТИРУЕМОСТЬ

Реализация информационной парадигмы качества. Последовательное снятие неопределенности и переход в идеале к принципу открытого управления, когда имеется полная и достоверная информация об объекте.

Информационная емкость. Возможность экологического прогнозирования, предупреждения аварий и готовность к локализации чрезвычайных ситуаций техногенного характера.

Соотношение фактических, предельно допустимых и фоновых концентрации веществ в атмосферном воздухе, водоемах, почве. Уровни физико-механического и лучевого воздействия

ТЕХНОЛОГИЧНОСТЬ

Доступность технологий в условиях массового и серийного товарного производства. Высокая степень интеграции информационных, ресурсных, энерготехнологических систем. Возможность вторичного использования отходов.

Наличие высокоэффективных природоохранных и средозащитных технологий; очистного оборудования. Возможность включения нифицированных и стандартизированных элементов, узлов, антикоррозионной и профилактической обработки, устранения засорений. Рецикл и рекуперация потоков

Коэффициент эффективности очистки. Коэффициент отходности производства и продукта. Коэффициент сопряженности операционного и риродоохранного циклов.Уровень специализации производства.

ТРАНСПОРТАБЕЛЬ-НОСТЬ

Пригодность и доступность действующих средств и систем транспорта с учетом габаритов, веса, агрегатного состояния продукта. Возможность минимизации и оптимизации транспортных издержек и потерь продукта.

Возможность эффективного отвода материально-тепловых потоков от источников выделения и загрязнения к инженерно-техническим системам очистки и утилизации. Транспортабельность отходов, возможность погрузки-разгрузки.

Соотношение организованных и неорганизованных источников загрязнения. Доля возвратных отходов. Доля экологически значимых расходов в общих транспортных издержках

ЭРГОНОМИЧНОСТЬ

Соответствие параметров продукта при его использовании свойствам человеческого организма: физическим, гигиеническим, антропометрическим, физиологическим, психологическим.

Ощущение комфорта-дискомфорта, улучшение мироощущения, позитивный настрой,  здоровый образ жизни, повышение работоспособности и жизненной и творческой активности, стрессоустойчивости.

Невозможность замены естественной среды обитания на искусственную. Соблюдение закона толерантности: совокупность требований человека к факторам внешней среды неизменна и должна соблюдаться в любых местах его пребывания. Экологический комфорт территории. Эколого-экономические зоны и национальные парки. Оздоровительная и познавательная, туристско-спортивная компоненты. Минимизация шумового, теплового, оптического воздействия

Система индикаторов «социум-территория»: уровень и качество жизни; сальдо миграции, демографическая нагрузка, уровень рождаемости, смертности, заболеваемости, продолжительность жизни;  удельная антропогенная нагрузка (т/км2,, т/чел).

Предельно допустимые физические воздействия.

ЭСТЕТИЧНОСТЬ

Восприятие внешних свойств  продукта – рациональность форм, целостность композиции, цветовая гамма, дизайн, совершенство производственного исполнения продукта и ее упаковки; товарный вид, торговая марка, бренд.

Цвето-световой и звуковой комфорт,

Привлекательность, приятность.

Устойчивость рекреационных свойств естественных территориальных ландшафтов, Гармонизация отношений, ощущение ландшафтного комфорта (масштабы, пропорции, размеры, планировка, озеленение). Архитектурный интерьер и дизайн промышленных и жилых  зон городов

Коэффициент (уровень) техногенного поражения экосистем. Размеры зон техногенного поражения.

Коэффициент эстетической привлекательности систем жизнеобеспечения и промышленных объектов.

ИМИДЖЕВАЯ ЦЕННОСМТЬ

Структура и ценность торговой марки, и временные характеристики рекламной активности; уровень торговой мотивации. Уровень новизны, инновационный потенциал. Концептуальная активность на рынке.

средо-ресурсоформирующие функции, поддерживающих здоровый образ жизни.

Экологическая сертификация и маркировка, брендинг, реклама, связи с общественностью, экологическое проф-

консультирование и просвещение

Динамика изменения спроса и доли рынка. Коэффициент экологического влияния продукта и отходов производства

СТАНДАРТИЗАЦИЯ И

УНИФИКАЦИЯ

Установление для всеобщего и многократного использования общих правил, принципов, характеристик и требований для достижения высокого качества и упорядочения процессов

Нормирование природопользование: объемов изъятия природных ресурсов и загрязнения природной среды: качества природной среды. Соблюдение международных стандартов

Предельно допустимые выбросы и сбросы. Состав и концентрации примесей и вредных веществ. Предельно допустимые уровни воздействия

БЕЗОПАСНОСТЬ

Отсутствие опасности, т.е. любого происшествия, связанного с производством или потреблением данного продукта, в результате которого происходит гибель людей, утрата здоровья, работоспособности; а также потеря имущества, ресурсов или финансовых средств. Неполучение вреда всеми членами сообщества.

Недопустимость привыкания организма к вредным воздействиям, генетических и эволюционных изменений экосистем, их угнетенного состояния. Жизнеспособность биоты. Соответствие объекта концепции приемлемого риска и экологического страхования. Сохранение состава и биоразнообразия. Способность экосистем к самовосстановлению и продуктивности

Вероятность и ущерб от экориска. Коэффициент плотности популяции каждого вида. Соотношение доминирующих видов экосообшеств. Коэффициент стрессоустойчивости.Коэффициент переработки отходов.оэффициент загрязнения окружающей среды отходами

УПРАВЛЯЕМОСТЬ

Доступность автоматизированных систем идентификации, контроля, мониторинга, оперативного оповещения и реагирования в стандартных и нестандартных  условиях работы объекта

Выбор поведения  материальных объектов и продуктов по критериям экобезопасности: управляющим звеном в экосистеме являются пищевые цепи, а приоритет принадлежит абиотической компоненте среды

Коэффициент масштаба воздействия: рабочее место, промплощадка, селитебная зона, окружающая природная среда, глобальная среда

ЛИТЕРАТУРА

1. Нуреев Р.М. Курс микроэкономики: Учебник для вузов. 2-е изд. – М.: Издательство НОРМА. Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2002. 572 с.

2. Экономическая энциклопедия. Гл. ред. Л.И. Абалкин. М: Экономика, 1999. 1055 с.

3. Гринберг Р., А. Рубинштейн «Социальная рента» в контексте теории рационального поведения государства. Российский экономический журнал», 1998. № 3. С. 58-66.

4. Горшков Д.В. Рынок экологически чистых продуктов: зарубежный опыт и перспективы России, Маркетинг в России и за рубежом. 2004. № 6 (44), С. 15-29.

5. Киселев А.И. Что препятствует осознанию экологической угрозы.  Социально-гуманитарные знания, 2004. № 4. С. 291-299.

6. Лукин А.В. Экологический фактор в поведении российских потребителей.- Маркетинг, 2003, №4 (11), 56-64.

7. Тащиян Г.О. Исследование конкурентоспособности наукоемкой машиностроительной продукции ОАО «ЮРМАШ». Маркетинг в России и за рубежом. 2004.  № 5. С. 17-36.