2008 №1 (11)
Документ без названия
Редколлегия Editorial Board Требования к статьям Requirements Профиль в ВАК      
ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА
Документ без названия

Ю. П. Бокарев

ТЕМПЫ РОСТА ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX В.

В статье «Поиск истины в исторических данных» известный историк экономики Пол Грегори утверждает, что в отношении «российского промышленного производства... у нас имеются две оценки, сделанные в ранний советский период: оценки Л.Б. Кафенгауза и Н.Д. Кондратьева [точнее сотрудников Конъюнктурного института Наркомфина, работавших под руководством Я.П. Герчука, — Ю.Б.]» [1]. Привлекая также исчисления американских исследователей (Александера Гершенкрона, Рэймонда Голдсмита и Уоррена Наттера) Грегори констатирует, что «Голдсмит, Кондратьев и Наттер пришли к схожим выводам относительно российского промышленного производства в течение последних 25 лет существования монархии. По их расчетам, годовые темпы роста промышленного производства за этот период находились в промежутке между 5,1 % (Голдсмит) и 5,8 % (Наттер); этот рост был особенно быстрым в 90-е гг. XIX в., и особенно медленным с рубежа веков до 1907 г., а впоследствии опять ускорился перед началом первой мировой войны» [2]. В то же время «в целом за 26-летний период объем выпуска промышленной продукции у Кафенгауза оказывается на 50 % больше, чем у Голдсмита, и на одну треть больше, чем у Кондратьева» [3].

Пытаясь определить причины столь существенных расхождений, Пол Грегори подробно проверяет эффект влияния трех факторов: «1. Различия в весах (взвешивание по структуре рабочей силы или по структуре добавленной стоимости). 2. Различия во временных рядах физического выпуска продукции. 3. Различия в рассматриваемых наборах продуктов» [4]. Он также вскользь касается территориальных различий в подсчетах, но серьезно этот фактор им не рассматривается. Грегори утверждает, что различия весов не оказывают существенного влияния на расхождения между индексами. Расхождения в исходных статистических данных имеют место, но их влияние нельзя считать значительным. Главная же причина расхождений - разные наборы продуктов [5].

Исходя из этого Пол Грегори приходит к выводу, что индексу Л.Б. Кафенгауза, как более представительному по составу продуктов, следует отдать предпочтение. Свой вывод Грегори пытается подкрепить также тем, что если в индекс Голдсмита включить продукты из индекса Кафенгауза, то темпы роста промышленного производства в России по обоим индексам окажутся близкими [6].

Чтобы проверить выводы Пола Грегори рассмотрим более подробно структуру и состав индексов Я.П. Герчука и Л.Б. Кафенгауза. Индексы Уоррена Наттера, Александера Гершенкрона и Рэймонда Голдсмита я не рассматриваю, поскольку первый содержит промежуточные оценки темпов роста промышленного производства, а два последних являются лишь приведенным к новой базе и рассчитанным по новым весам индексом Я.П. Герчука (см. табл. 1).

Таблица 1.

Номенклатура и веса индексов Я.П. Герчука (А) и Л.Б. Кафенгауза (Б).

Группы производств

Отрасли

Продукты

Веса

А — горная;

А — минеральное топливо;

Каменный уголь

А — 7,7

Б — тяжелая

Б — топливная

Каменный уголь и антрацит

Б — 7,1

------- «» -------

------------ «» ------------

Нефть

А — 6,6; Б — 1,6

------- «» -------

А — золотопромышленность; Б — рудная

Золото

А — 3,6; Б — 4,3

------- «» -------

А, Б — рудная

Железная руда

А — 2,4; Б — 1,7

------- «» -------

------------ «» ------------

Марганцевая руда

А — 0,2; Б — 0,2

Б — тяжелая

Б — силикатная

Портланд-цемент

Б — 0,43

А — обрабатывающая; Б — тяжелая

А — металлопромышленность; Б — черная металлургия

Чугун

А — 8,6; Б — 0,42

Б — тяжелая

Б — черная металлургия

Мартен

Б — 0,18

------------ «» -----

------------ «» ------------

Прокат

Б — 5,8

------------ «» -----

------------ «» ------------

Железо и сталь

А — 23,1

Б — тяжелая

------------ «» ------------

Медь штыковая

Б — 0,4

А — цветные металлы

Цинк

А — 0,1

А — горная

------------ «» ------------

Медь

А — 0,5

Б — тяжелая

Б — паровозо- и вагоностроительная

Паровозы и вагоны

Б — 2,0

------- «» -------

Б — основная химическая

Серная кислота

Б — 0,2

------- «» -------

------------ «» ------------

Кальцированная сода

Б — 1,07

------- «» -------

Б — нефтеобрабатывающая

Бензин

Б — 0,02

------- «» -------

------------ «» ------------

Осветительные масла

Б — 0,09

------- «» -------

------------ «» ------------

Смазочные масла

Б — 0,03

------- «» -------

------------ «» ------------

Нефтяные остатки

Б — 0,16

Б — легкая

А — спичечная; Б — химическая

Спички

А — 1,4; Б — 0,9

------- «» -------

Б — рудная

Соль

Б — 1,0

А — обрабатывающая

А — соляная

Соль самосадочная

А — 0,7

------- «» -------

А — соляная

Соль выварочная

А — 0,2

------- «» -------

А — соляная

Соль каменная

А — 0,1

А — обрабатывающая; Б — легкая

А — сахарная; Б — пищевая

Сахар-песок

А — 7,5; Б — 3,37

------- «» -------

------------ «» ------------

Сахар-рафинад

А — 1,2; Б — 2,83

Б — пищевая

Спирт-сырец

Б — 1,9

------------ «» ------------

Пиво

Б — 0,59

А — винокурение

Винокурение

А — 2,6

Б — пищевая

Табак и папиросы

Б — 1,7

А — табачная

Табак под высшей бандеролью

А — 1,55

------------ «» ------------

Табак под низшей бандеролью

А — 1,55

Б — легкая

Б — пищевая

Масло льняное

Б — 0,13

------------ «» ------------

Масло подсолнечное

Б — 0,37

А — обрабатывающая

А — дрожжевая

Дрожжи

А — 0,2

А — обрабатывающая; Б — легкая

А— хлопчатобумажная; Б — текстильная

Пряжа хлопчатобумажная

А — 12,0; Б — 19,5

А — обрабатывающая

А— хлопчатобумажная

Суровье

А — 18,2

Пряжа льняная

Б — 4,1

Б — легкая

Б — бумажная

Бумага

Б — 1,7

Источники: Экономический бюллетень Конъюнктурного института, 1926, № 2. С. 18; Кафенгауз Л.Б. Эволюция промышленного производства в России (последняя треть XIX в. — 30-е годы XX в.). М., 1994. С. 287 — 297.

Недостаточно сказать, что индексы Я.П. Герчука и Л.Б. Кафенгауза различались по количеству включенных в них продуктов. Различия между ними не столько количественные, сколько качественные. В первом присутствуют давно существующие и наиболее популярные среди народа товары, а во втором много представителей новых высокотехнологичных и потому быстро растущих производств: паровозы, вагоны, цемент, химические товары и продукты переработки нефти. Всего в индексах Герчука и Кафенгауза только 9 полностью идентичных продуктов. (Пол Грегори допускает неверный прием, отождествляя такие товары, как спирт-сырец в индексе Кафенгауза и продукцию винокурения в индексе Герчука, прокат у Кафенгауза и выработку железа и стали у Герчука, выплавку меди у Герчука с производством штыковой меди у Кафенгауза и. т. д.; и уж совсем непонятно, каким образом он умудрился сравнить динамику производства льняной пряжи и бумаги по обоим индексам, если эти продукты в индекс Герчука вообще не входили) [7]. В отличие от Герчука, Кафенгауз стремится распределить продукты по группам и отраслям, характерным для 1930-х гг. Это не вполне ему удается и приводит к ошибкам при определении весов индекса.

Различия между индексами легко объясняются. И Герчук, и Кафенгауз строили дореволюционные индексы для оценки промышленного развития советской эпохи. Изучение промышленности Российской империи как целостной системы в их задачу не входило. Поэтому оба исследователя оценивают динамику только наиболее важных для их времени продуктов, производившихся в территориальных границах СССР до 1939 г. Но если Герчук закончил построение индекса в начале 1926 г., когда лишь завершался восстановительный период и структура производства мало отличалась от дореволюционной, то работа Кафенгауза протекала в условиях промышленной реконструкции, когда развитие получили именно высокотехнологичные отрасли тяжелой индустрии, не представительные для дореволюционной промышленности в целом.

Различия в номенклатуре индексов являются главной причиной расхождений между ними. Достаточно сказать, что если за период с 1887 по 1913 г. добыча нефти увеличилась в 3,4 раз, железной руды — в 4,8 раз, производство соли — в 1,7 раз, спирта — в 1,8 раз, льняной пряжи — в 2,9 раз, то производство портланд-цемента возросло в 46 раз, бензина — в 219 раз, смазочных масел — в 14 раз [8]. Это объясняется эффектом «нулевого уровня» — производство товаров первой группы давно развивалось в России, а к производству товаров второй группы она приступила относительно недавно или (как в случае бензина) внутренний спрос на эти товары за рассматриваемый период резко возрос. Если рассматривать не процентные отношения, а физические размеры прироста, то картина будет совершенно иной.

Именно включение в индекс товаров второй группы привело к тому, что Кафенгауз дал более высокую оценку темпов роста промышленной продукции по сравнению с другими исследователями. Это произошло не потому, что указанные товары действительно вносили большой вклад в общую промышленную продукцию, а потому, что при небольшом товарном наборе товары второй группы существенно завышали динамику соответствующих отраслей. Завышению динамики промышленного производства Кафенгаузом содействовало и то, в ряде случаев отрасль была представлена наиболее технологичной и быстро развивающейся частью своей продукции, а в индекс эта продукция входила с весом, соответствующим доле рабочей силы всей отрасли. Поэтому и динамика данной отрасли завышалась. Например, с 1887 по 1913 гг. производство включенного в индекс портланд-цемента возросло в 46 раз, а производство цемента прочих сортовых марок — только в 17 раз; между тем в индекс портландский цемент включен с весом, соответствующим доли рабочей силы всей цементной промышленности [9].

Кафенгауз утверждает, что его индекс физического объема производства «характеризует собой 66 % всей валовой продукции» [10]. Однако это относится к учтенным им отраслям цензовой промышленности, а не к промышленной продукции в целом. В частности, отсутствуют данные о металлообрабатывающей промышленности (кроме сельскохозяйственных машин и инвентаря), судостроении, станкостроении, производстве одежды и кожаной обуви и др. Кафенгауз не включил также в общий подсчет мукомольную и хлебобулочную промышленность, хотя имел в своем распоряжении полные (или почти полные) ежегодные данные о стоимости продукции этих отраслей. Видимо, это было связано с тем, что большинство предприятий этих отраслей не отвечали критериям цензовой промышленности. Не полностью учтена продукция восточных и южных регионов. Особенно это касается данных за XIX в., когда на окраинах еще не существовали органы фабрично-заводской инспекции. В результате, по моим оценкам, подсчеты Кафенгауза характеризовали примерно 25 — 35 % валовой продукции промышленности дореволюционной России, в зависимости от времени (меньшая цифра относится к 80-м — 90-м годам XIX в.).

Кроме того, отбор натуральных показателей был произведен таким образом, что в целом ряде случаев отрасль оказалась представленной наиболее технологичной и быстро развивающейся частью своей продукции, а в индекс они входили с весами, соответствующими доле рабочей силы (или доле стоимости продукции) всей отрасли. Поэтому и динамика данной отрасли завышалась. Например, с 1887 по 1913 гг. производство включенного в индекс портландского цемента возросло в 45,9 раз, а производство цемента прочих сортовых марок — только в 17,2 раз; между тем в индекс портландский цемент включен с весом, соответствующим доли рабочей силы всей цементной промышленности [11].

Это важные, но не единственные недостатки индекса Кафенгауза. Как известно, ЦОС ВСНХ вел учет не всей промышленности, а только подведомственных ВСНХ крупных промышленных предприятий. Поэтому, как представитель школы ВСНХ, Кафенгауз прошел мимо мелкой и кустарно-ремесленной промышленности. Однако в целом ряде случаев (торфяная, золотоплатиновая, соляная промышленность) он допустил исключения. Рассмотрим на примере золотодобычи как это отразилось на темпах роста промышленного производства.

До начала XX в. существовала горная подать, введенная в XVIII в. Все добытое на приисках частными лицами золото обязательно доставлялось в казенные лаборатории, где золотые слитки сплавлялись и опробовались, после чего часть золота поступала в виде подати в казну, а за оставшуюся часть со старателями производился расчет. Натуральная подать делала добычу малорентабельной, а доставка добытого золота в казенные лаборатории из-за удаленности их от большинства приисков требовала больших расходов. Кроме того, порядок получения денег из казны делал невозможным быстрый расчет. Это привело к утайке значительного количества добытого золота и нелегальному сбыту его в Китай [12].

В 1903 гг. было введено новое законодательство, которое отменило горную подать натурой, устранило все формальности, затруднявшие поиски, разведку и заявку золотосодержащих местностей, распространило на золотопромышленность общие нормы промыслового налога. Было введено свободное обращение золота. В результате данные официальной статистики показали значительный рост золотодобычи. В 1904 г. по сравнению с 1903 г. общая добыча возросла на 25,9 %. При этом рост был вызван главным образом увеличением добычи старательского рассыпного золота — на 27,8 %; тогда как добыча рудного золота увеличилась только на 6,6 % (см. табл. 2).

Таблица 2.

Добыча золота в 1900 — 1908 гг. (кг).

Годы

Всего

В том числе:

рассыпного

рудного

прочее

1900

38778

35531

3098

149

1901

39138

35340

3381

417

1902

34865

30700

3733

432

1903

34710

29696

4302

712

1904

43715

37962

4584

1169

1905

39068

33278

4281

1509

1906

42750

38443

2826

1481

1907

43488

38805

3007

1676

1908

50008

43879

4370

1759

Источник: Кафенгауз Л. Б. Эволюция промышленного производства в России (последняя треть XIX в. — 30-е годы XX в.). М., 1994. С. 287.

На самом деле имел место не рост добычи на приисках, а появление т. н. «вольноприносимого» золота в золотосплавильных лабораториях из утаенных старателями от власти запасов. Дело в том, что как раз в 1904 г. была введена новая система учета добычи золота. Ранее она учитывалась по «золотозаписным книгам» на приисках. По новой системе золото стало учитываться по данным золотосплавочных лабораторий. Если же обратиться к данным «золотозаписных книг», то окажется, что добыча рассыпного золота в 1904 г. упала на 2,2 % [13]. Да и трудно ожидать, что новое законодательство смогло повлиять на добычу золота старателями в первый же год после своего введения.

Однако куда значительней повлияло на завышение темпов роста промышленного производства отсутствие данных по мелкой промышленности по большинству отраслей. Рассмотрим, например, производство подсолнечного масла. По индексу Кафенгауза за период с 1887 по 1913 г. оно увеличилось в 19 раз [14]. Подсолнечное (по простонародному — «постное») масло с древнейших времен было неизменным атрибутом любого христианского стола. Можно ли утверждать, что за четверть века его потребление возросло в 19 раз? Если учесть, что внутренний товарооборот в России увеличился только в 1,6 раз, а обороты внешней торговли — в 2,6 раз [15], то понятно насколько нереальным будет такое предположение. А поскольку девятнадцатикратное увеличение потребления традиционного народного продукта даже с учетом роста экспорта невозможно, остается одно объяснение: показатель отражает не столько увеличение размеров производства, сколько рост концентрации промышленности, вытеснение массы мелких производителей, невидимых для статистиков, крупными предприятиями.

В большей или меньшей степени это касается почти всех видов промышленной продукции. С одной стороны, часть мелких предприятий превращалась в крупные и, следовательно, из невидимой для статистиков зоны попадала в разряд цензовых предприятий. В результате количество учитываемых фабрично-заводской статистикой предприятий возросло с 30.888 в 1887 г. до 39.866 в 1908 г. и к 1913 г. преодолело 50-тысячную отметку [16].

Резервом для такого увеличения были мелкие и мельчайшие предприятия. Перепись 1920 г., охватившая лишь часть территории РСФСР, насчитала 79.610 предприятий с числом рабочих менее 15 человек [17]. По общему мнению статистиков, эта цифра значительно преуменьшена, поскольку многие владельцы кустарно-ремесленных заведений скрывали свой промысел от большевиков во избежание экспроприаций и репрессий.

С другой стороны, часть этого огромного моря мелких, а также часть средних предприятий разорялась и тем самым освобождала свой сегмент рынка для продукции крупных предприятий. В этой связи показательно, что по данным Кафенгауза, рассматривавшего наиболее крупные промышленные предприятия, их число за период с 1887 по 1908 г. не возросло, а уменьшилось с 25.141 до 22.180, а в 1913 г. благодаря предвоенному промышленному подъему достигло только 25.195 [18]. Это свидетельствует о весьма непростом характере процесса концентрации промышленности.

Конечно, если мы ограничиваемся изучением динамики одной лишь цензовой промышленности, вопрос об общих размерах производства промышленных продуктов нас может не волновать. Однако, как я покажу ниже, эта проблема оказывается чрезвычайно важной, если мы хотим сопоставить темпы роста промышленной продукции Российской империи и западных стран.

Индекс Герчука, несмотря на меньшее количество товаров-представителей, несколько лучше отражает динамику физического объема промышленного производства. Однако он имеет свои недостатки, также действовавшие в направлении завышения темпов роста промышленной продукции Российской империи. Дело в том, что индекс Герчука, предназначенный для оценки промышленного роста СССР, был тесно связан со сплошного учетом подведомственных ВСНХ промышленных предприятий. А к ним в 1920-е гг. относилась далеко не вся цензовая промышленность, а только наиболее крупные и лучше организованные предприятия. Некоторые виды промышленной продукции такими предприятиями не производились. Те продукты, которые не включались в учет ЦОС ВСНХ, отсутствуют и в номенклатуре индекса Герчука. Все это отразилось и на индексе за дореволюционный период.

Общим для индексов Герчука и Кафенгауза недостатком является то, что они рассчитывались не для всей территории Российской империи, а только для той ее части, которая вошла в состав СССР (до 1939 г.). О том, насколько такие индексы репрезентативны в отношении Российской империи, можно судить по приведенным в таблице 3 данным.

Таблица 3.

Стоимость валовой продукции промышленности в границах Российской империи (А)

и СССР до 1939 г. (Б), в тыс. руб.

Год

А

Б

[(Б – А)/Б] × 100

t/A1887) × 100

t1887) × 100

1887

1400905

1116962

-25,4

100

100

1888

1542139

1242519

-24,1

110,1

111,2

1889

1590111

1309395

-21,4

113,5

117,2

1890

1582485

1282044

-23,4

113,0

114,8

1891

1622754

1309617

-23,9

115,8

117,2

1892

1711978

1379500

-24,1

122,2

123,5

1893

1824282

1486582

-22,7

130,2

133,1

1894

1908764

1541763

-23,8

136,3

138,0

1895

1957929

1572499

-24,5

139,8

140,8

1896

2425785

1918180

-26,5

173,2

171,7

1897

2662075

2116534

-25,8

190,0

189,5

1898

2825936

2263663

-24,8

201,7

202,7

1899

2948756

2379010

-23,9

210,5

213,0

1900

3085983

2503991

-23,2

220,3

224,2

1901

3202552

2544741

-25,8

228,6

227,8

1902

3207206

2539816

-26,3

228,9

227,4

1903

3415196

2708822

-26,1

243,8

242,5

1904

3682697

2960846

-24,4

262,9

265,1

1905

3562339

2859820

-24,6

254,3

256,0

1906

3867666

3111303

-24,3

276,1

278,6

1907

4300504

3452247

-24,6

307,0

309,1

1908

4297300

3482563

-23,4

306,8

311,8

1909

4459528

3552776

-25,5

318,3

318,1

1910

5116752

4011953

-27,5

365,2

359,2

1911

5552690

4365152

-27,2

396,4

390,8

1912

6091413

4905502

-24,2

434,8

439,2

1913

6554767

5344239

-22,7

467,9

478,5

Источники: Кафенгауз Л.Б. Эволюция промышленного производства России (последняя треть XIX в. — 30-е годы XX в.). М., 1999. С. 329 — 330; 353.

На отошедших в результате первой мировой войны от России территориях в 1887 — 1913 гг. производилось около четверти всей продукции крупной промышленности. При этом изменилась структура промышленного производства. Россия сохранила 100 % добычи нефти, но потеряла 30,1 % производства каменного угля; 22,1 % металлообработки, 63,3 % химического производства, 22,6 % производства тканей и т. д.

В границах Российской империи динамика промышленного производства была не столь высокой, как на территориях, вошедших в состав будущего СССР. Дело в том, что Польша, Прибалтика и Финляндия располагали давно сложившейся промышленной структурой, тогда как в остальной части империи (кроме Урала, Петербургской и Московской губерний) в 1887 — 1913 гг. промышленное строительство только разворачивалось. Высокие темпы промышленного роста как раз характерны для развивающихся территорий.

В целом по всей промышленности влияние этого фактора не так заметно, как в случае тех продуктов, которые вошли в индексы Кафенгауза и Герчука. Так, например, за 1887 — 1913 гг. на всей территории Российской империи добыча каменного угля возросла в 7,9 раз, а на территории русской части Польши — только в 3,5 раза. Поэтому рост угледобычи в границах СССР за тот же период составил 11,4 раз [19].

Не менее важен вопрос о сопоставимости индексов Кафенгауза и Герчука с индексами физического объема промышленного производства, исчислявшихся за рубежом. К сожалению Пол Грегори совершенно обошел этот вопрос и сравнивает российские и зарубежные индексы без изучения возможности их сопоставления.

Начнем с того, как определяли промышленное производство российские и западные статистики.

Возможны два ответа на вопрос о том, что такое промышленное производство. Первый ответ обычно давали экономисты-теоретики конца XVIII — первой половины XIX в.: промышленное производство — это продукция крупных механизированных предприятий (фабрик и заводов). Использование машин отличает промышленное производство от мануфактурного, кустарно-ремесленного или аграрного. Назовем такое определение технико-организационным.

Второй ответ принадлежит экономистам-практикам и статистикам: промышленное производство — это особый вид продукции, результат добычи и переработки полезных ископаемых, других видов природного сырья, а также продукции сельского хозяйства. Такое определение можно назвать видовым.

Возможны два ответа на вопрос о том, что такое промышленное производство. Первый ответ обычно давали экономисты-теоретики конца XVIII — первой половины XIX в.: промышленное производство — это продукция крупных механизированных предприятий (фабрик и заводов). Использование машин отличает промышленное производство от мануфактурного, кустарно-ремесленного или аграрного. Назовем такое определение технико-организационным.

Второй ответ принадлежит экономистам-практикам и статистикам: промышленное производство — это особый вид продукции, результат добычи и переработки полезных ископаемых, других видов природного сырья, а также продукции сельского хозяйства. Такое определение можно назвать отраслевым.

Технико-организационное определение имело смысл в эпоху промышленного переворота, когда машинное производство получило ограниченное распространение. Но с развитием механизации сельского хозяйства, мелких мастерских и других видов экономической деятельности оно потеряло значение. В самом деле, если исходить из него, то животноводческая ферма, оснащенная машинами искусственного доения и автоматизированной подачей кормов, тоже может считаться промышленным предприятием.

В то же время обнаружился существенный недостаток технико-организационного определения. Один и тот же вид продукции приходится относить к разным отраслям экономики в зависимости от того, на каких предприятиях она производилась. Помимо того, что такое подразделение усложняло статистический учет производства конкретных продуктов, его искусственность бросается в глаза. Например, сливочное масло, произведенное с помощью одной или двух маслобойных машин на небольшом предприятии не считалось промышленной продукцией, в отличие от такого же масла, произведенного на предприятии с тремя и более маслобойными машинами.

Отраслевой принцип определения и учета промышленной продукции ввели в статистическую практику немецкие статистики. Согласно ему вся производившаяся в стране продукция классифицировалась по отраслям, из которых одни относились к сельскому и лесному хозяйству, другие — к промышленности и т. д. Именно принадлежность к конкретной отрасли, а не тип предприятия служили критерием промышленной продукции. Во второй половине XIX в. отраслевой принцип стал использоваться всеми западными странами. Именно по отраслевому принципу исчислялись все индексы физического объема промышленной продукции на Западе. То есть учитывался весь объем производства, а не только та его часть, которая произведена крупной фабрично-заводской промышленностью.

Иначе обстояли дела в российской статистике. Из-за запоздавшей промышленной революции и слабого распространения машинного производства фабрично-заводская промышленность продолжала служить в России мерилом экономического прогресса вплоть до 1930-х гг. Поэтому в промышленной переписи 1900 г. за единицу учета было принято предприятие, а не продукция. Однако дать сколь либо удовлетворительное определение фабрики и завода статистикам не удалось. Поэтому пришлось ориентироваться на весьма зыбкие критерии. А именно: фабрично-заводское предприятие должно было удовлетворять т. н. «цензу» — иметь более 15 рабочих при наличии механического двигателя. Почему именно 15 рабочих (а не 14 или 16) и почему один механический двигатель (а не два или три) отделяли фабрику и завод от кустарно-ремесленного предприятия? Ответа на эти вопросы получить невозможно.

Перепись 1900 г. учла лишь производства, необложенные акцизом. Предприятия Сибири, Средней Азии и некоторых районов Кавказа вообще ею не были охвачены. При проведении промышленной переписи 1908 г. стала учитываться продукция как цензовой, так и нецензовой (кустарно-ремесленной) промышленности. Однако учтена была лишь небольшая часть продукции мелкой промышленности. Наконец, перепись 1913 г. учла лишь крупные предприятия Европейской части России, производившие товары на экспорт [20].

Часть промышленной продукции учитывалась министерствами торговли и промышленности, финансов, земледелия, государственных имуществ. Кроме того, определенный вклад в промышленную статистику внесли Советы съездов горнопромышленников Юга России, Урала, Бакинских нефтепромышленников, представителей льняного дела, Всероссийское общество сахарозаводчиков, русских фабрикантов земледельческих машин и орудий и Всероссийский Совет съездов промышленности и торговли [21]. Но и в этом случае учитывалась лишь продукция наиболее крупных предприятий.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что индекс Кафенгауза, как и индекс Герчука, а также все рассчитывавшиеся по их материалам американскими специалистами индексы, непредставительны по отношению ко всей промышленной продукции дореволюционной России, существенно искажают динамику физического объема промышленного производства Российской империи. Из-за разных принципов учета промышленной продукции они не могут быть сопоставлены с индексами западных стран.

Разумеется, преодолеть недостатки дореволюционной статистики промышленного производства невозможно. Но имеет смысл попытаться исправить те недостатки индексов Кафенгауза и Герчука, которые связаны с методикой их построения.

В теории статистики считается корректной формула агрегатного индекса физического объема:

      ∑ qjipjп

Iфоi = ———— .

       ∑ qj0pjп

Здесь Iфоi — значение индекса физического объема в отчетном периоде; qji — количество (физический объем) товара j в отчетном периоде; qj0 — количество (физический объем) товара j в базисном периоде; pjп — «неизменная» цена единицы товара j.

Обычно в качестве «неизменных» цен принимают цены базисного периода:

     ∑ qjipj0

Iфоi = ———— .

     ∑ qj0pj0

С этой формулой не были согласны сотрудники Конъюнктурного института Н.Д. Кондратьева. Они считали, что «...с применением метода агрегатов связан ряд неудобств. Со статистической точки зрения агрегированный индекс тождественен с индексом, исчисляемым как средне-арифметический, и отражает все недостатки последнего, которые заставили Конъюнктурный Институт отказаться от применения метода арифметической средней и при построении его индексов цен. В основном эти дефекты сводятся к тому, что эта форма индекса а) не дает возможности менять базу, т. е. не позволяет сравнивать показатели двух периодов времени, из которых ни один не является базисным; б) при ее применении процентное увеличение индекса от срока к сроку зависит не только от процентного увеличения входящих в индекс показателей, но и от их абсолютной величины (так, изменения на определенное количество процентов показателя, имеющего абсолютную высоту в 100, оказывают на индекс влияние в два раза меньше, чем такое же изменение показателя, имеющего высоту в 200; отсюда, при одинаковых процентных увеличениях всех отдельных показателей, входящих в индекс, последний может показать неодинаковое процентное увеличение, в зависимости от различия абсолютной величины этих показателей. Все это имеет большое практическое значение при построении индекса с фиксированной базой» [22].

Поэтому индекс физического объема промышленного производства Я. П. Герчука строился «по методу выведения взвешенной средней геометрической из относительных изменений объема продукции отдельных отраслей производства» [23].

Расхождения между агрегатным индексом и индексом, исчисленным по методу взвешенной средней геометрической обусловлены математическими свойствами средних арифметической и геометрической, но в целом они не очень существенны. Так, за период с ноября 1922 г. по сентябрь 1925 г. средние месячные темпы роста промышленного производства по индексу Я.П. Герчука составили 3,78 %, а по учету ЦОС ВСНХ промышленной продукции подведомственных ВСНХ предприятий в «неизменных» ценах 1913 г. 3.53 % (см. табл. 4).

Таблица 4.

Сравнение темпов динамики продукции по индексу Конъюнктурного Института (А) и по данным учета ЦОСа ВСНХ в довоенных ценах (В).

Месяцы

1922/23 г.

1923/24 г.

1924/25 г.

 

А

В

А

В

А

В

Октябрь

129,3

109,6

106,2

112,8

114,0

Ноябрь

106,3

103,0

95,5

95,4

91,9

95,7

Декабрь

115,8

113,7

94,3

101,5

105,9

109,8

Январь

81,2

86,8

101,9

105,6

102,6

104,0

Февраль

116,5

110,4

110,8

107,0

103,8

102,6

Март

118,2

113,7

99,5

98,4

104,0

105,4

Апрель

79,1

80,3

101,3

98,2

96,3

99,8

Май

113,7

111,3

103,3

103,3

101,0

100,4

Июнь

104,4

105,0

103,5

97,6

109,0

103,5

Июль

79,3

80,1

97,0

98,8

90,7

90,5

Август

110,6

112,7

107,8

107,2

110,5

109,9

Сентябрь

116,5

115,9

119,3

118,9

118,4

116,9

Однако формула агрегатного индекса (равно как и индекса, вычисленного по методу взвешенной средней геометрической) применима только в том случае, если мы располагаем всей совокупностью натуральных данных. Если же индекс рассчитывается по товарам-представителям, то возникает проблема репрезентативности выбранных из многих тысяч нескольких десятков показателей. В любой товарной группе физический объем одних товаров со временем растет быстрее, других — медленнее. Поэтому, в зависимости от того, какие товары представляют группу, динамика физического объема всей товарной массы может быть преуменьшена или преувеличена.

Далее, представительность натурального показателя по отношению ко всей товарной группе может изменяться со временем. Одни товары заканчивают свой жизненный цикл, другие — занимают освобождающуюся рыночную нишу. Например, если в конце XIX в. камень и дерево служили главными строительными материалами, то в первые десятилетия XX в. бетон заметно потеснил их. Следовательно, при построении индекса физического объема промышленного производства за длительный период важно учитывать изменение представительности товаров.

Взвешивание индекса по «неизменным» ценам наталкивается и на другие проблемы. Во-первых, нет единой точки зрения о том, какие цены следует избрать: отпускные, оптовые, потребительские. Существуют аргументы за и против любой из этих категорий. Во-вторых, даже если выбрать одну из множества ценовых шкал невозможно выдержать ее для всей товарной массы. Для одних товаров существуют только отпускные цены, для других — цены вольного рынка, для третьих — договорные. В-третьих, состояние источников о ценах на промышленную продукцию нельзя признать удовлетворительным.

Поэтому многие отечественные и зарубежные исследователи динамики российской промышленности не используют «неизменные» цены для взвешивания индексов. В качестве весов используются число занятых по группам производств (Кафенгауз), оснащенность фабрик и заводов двигательными установками (Герчук), добавленная стоимость (Голдсмит). Только Наттер производил взвешивание по оптовым ценам 1913 г.

Однако значение приведенных выше неценовых весов для оценки физического объема производства в период с 1887 по 1913 гг. существенно изменялось. В 1880-е годы двигательные установки были не так распространены и, главное, не столь производительны, как в начале XX в. Поэтому взвешивание по рабочей силе завышает темпы роста промышленного производства в наиболее динамичный период 1890-х гг. за счет того, что двум производствам с одинаковым числом рабочих, но с разной производительностью из-за различного технического обеспечения приписывается равный вклад в физические размеры производства. Кроме того, для разных производств соотношение между продукцией и числом рабочих существенно варьировалось.

Таким образом, чтобы элиминировать воздействие меняющейся представительности включенных в индекс натуральных показателей, а также эффект концентрации производства на темпы экономического роста надо перейти от постоянных весов к переменным. То есть индекс физического объема промышленного производства следует рассчитывать по формуле:

     ∑ qjivji

Iфоi = ———— ,

     ∑ qj0vji

где vji — вес j-го товара в отчетном периоде.

При правильном выборе весов такой индекс лучше индекса с постоянными весами, так как позволяет элиминировать структурные сдвиги в промышленном производстве. Действительно, возвращаясь к индексу Кафенгауза, можно заметить, что он измеряет не просто изменение физического объема производства, а ее изменение при условии, если распределение рабочей силы по отраслям остается таким же, как и в базисном периоде. Индекс же с переменными весами позволяет учесть структурные изменения в рабочей силе. Если таких изменений нет, то значения индексов с постоянными и переменными весами совпадают.

Однако веса, построенные в соответствии с изменением структуры рабочей силы, не вполне точно отражают динамику, ибо не учитывают влияния технических, технологических и прочих инновационных факторов.

Гораздо лучше производить взвешивание по стоимости производства единицы продукции. В ней отражается влияние рабочей силы, технических и технологических изменений, стоимости сырья и вспомогательных материалов, изменения структуры товарооборота и множества других факторов на физические размеры производства:

     ∑ qjipji

Iфоi = ———— .

     ∑ qj0pji

Правда, относительно такого индекса существует то предубеждение, что он не свободен от влияния денежной инфляции. На самом деле это не так. В приведенной выше формуле в числителе и знаменателе одни и те же веса. Поэтому на значении индекса относительно базисного периода покупательная сила денег никак не отражается. Числитель измеряет сумму стоимости произведенных товаров в отчетный период по ценам отчетного периода, а знаменатель — сумму стоимости товаров, произведенных в базисный период по тем же ценам отчетного периода. Таким образом, индекс характеризует именно относительные изменения физического объема производства.

Однако такой индекс не учитывает изменение представительности товара в отношении его товарной группы. Поэтому за основу исчисления индекса физического объема промышленного производства я избрал метод двойного взвешивания: по постоянным ценам базисного периода и по изменению удельного веса товара-представителя в общей товарной массе, исчисляемого на основе доли стоимости валовой продукции данного товара в валовой продукции всей промышленности:

     ∑(qjipj0)vji

Iфоi = ———— .

     ∑(qj0pj0)vji

Недостатком такого индекса является то, что фактически вес товара-представителя отражает не долю его валовой стоимости в стоимости всего промышленного производства, а долю стоимости производства товара-представителя в суммарной стоимости всех отобранных для исчисления индекса товаров. Это не позволяет полностью учесть изменения представительности отобранных товаров для характеристики темпов роста промышленного производства. Поэтому мой индекс также завышает темпы роста промышленного производства в России, хотя и в гораздо меньшей степени, чем индексы Кафенгауза и Герчука. Указанная погрешность тем меньше, чем больше товаров-представителей отобрано для исчисления индекса. А полностью избавиться от этого недостатка можно только включив в подсчеты все производившиеся промышленностью товары.

В книге Кафенгауза приведены подробные сведения о натуральных выпусках и стоимости промышленной продукции в 1887 — 1913 гг. Однако многие натуральные данные даны только в пересчете в соответствии с территориальными границами СССР до 1939 г. Кроме того, по многим важным показателям приведены лишь отрывочные сведения. По ряду отраслей Кафенгауз приводит только данные о стоимости продукции.

Поэтому в качестве дополнительного источника я использовал материалы фундаментального труда «Динамика российской и советской промышленности в связи с развитием народного хозяйства за сорок лет (1887 — 1926)», осуществленного коллективом сотрудников ВСНХ под редакцией В.Г. Громана. В состав редколлегии входил и Л.Б. Кафенгауз [24].

Три части этого труда, обобщающие материалы промышленных переписей 1900, 1908 и 1910 — 1912 гг. с дополнениями из других источников, увидели свет. Корректура четвертой части, в которой приведены составленные В.Е. Варзаром и Л.Б. Кафенгаузом временные ряды, хранится в библиотеке Госкомстата РФ. В этой неизданной части содержатся данные по всем отраслям и группам производств за 1886 — 1926 гг. в стоимостной и натуральной форме. Русские меры веса, объема, площади и длины переведены в метрические. Подсчет осуществлялся по губерниям, в целом по Российской империи и по СССР в границах до 1939 г.

В 1940 г. материалами этой корректуры воспользовался С.Г. Струмилин, сделав на нее глухую ссылку как на «сводку Варзара и Кафенгауза» [25]. Однако им были опубликованы только сведения о стоимости тяжелой и ряда отраслей легкой промышленности в границах СССР. Статья Струмилина составила фактическую основу книги А.Ф. Яковлева [26]. В последующем эти данные неоднократно использовались советскими экономистами и историками без указания на то, что речь идет лишь о части промышленности, причем в границах СССР до 1939 г [27].

В 1984 г. В. И. Бовыкин заново открыл эту корректуру. Им были опубликованы данные о стоимости промышленной продукции всех отраслей и натуральном производстве некоторых продуктов в границах Российской империи, но только за 1896 — 1910 гг. Бовыкин также исчислил индексы роста стоимости всей промышленной продукции по отраслям, а также индивидуальные индексы физического объема производства некоторых продуктов. Групповые и тотальный индексы физического объема он построить не решился [28].

Помимо указанной «сводки Варзара и Кафенгауза» я использовал также материалы, извлеченные из архивов и сведенные из множества изданий И.А. Дьяконовой, которые она мне любезно предоставила. Выражаю ей свою глубокую благодарность.

В табл. 5 приведены сокращенные данные по исчисленной мной отраслевой структуре стоимости российской промышленности (в границах Российской империи) за 1888 — 1913 гг. Данные за 1886 г. я был вынужден исключить из расчетов, так как они неполны и в ряде случаев экстраполированы. Много исчисленных данных и за другие годы. Но, как правило, они представляют собой результаты интерполяции, не очень сильно искажающей реальные данные.

Таблица 5.

Динамика структуры стоимости российской промышленности в 1887 — 1913 гг., %.

Год

Горная промышленность

Топливная

Рудная

Соляная

Силикатная

Прочие

Итого

1887

1,73

2,91

0,31

1,26

0,03

6,24

1888

1,66

2,64

0,30

1,21

0,02

5,84

1889

1,83

2,72

0,34

1,27

0,03

6,19

1890

1,83

2,98

0,35

1,30

0,04

6,50

1891

2,04

2,92

0,31

1,19

0,04

6,50

1892

1,86

3,13

0,29

1,24

0,05

6,57

1893

1,92

3,08

0,27

1,26

0,09

6,61

1894

2,31

2,93

0,25

1,25

0,06

6,81

1895

3,13

2,69

0,30

1,27

0,05

7,44

1896

3,02

2,35

0,20

2,03

0,04

7,65

1897

3,14

2,28

0,24

2,15

0,06

7,88

1898

3,65

2,22

0,21

2,01

0,07

8,17

1899

4,79

2,31

0,23

1,93

0,10

9,36

1900

5,37

2,33

0,24

1,84

0,11

9,89

1901

3,99

2,08

0,21

2,20

0,06

8,54

1902

3,63

1,86

0,20

2,12

0,06

7,87

1903

3,75

1,76

0,18

2,06

0,05

7,80

1904

4,61

1,94

0,21

1,81

0,07

8,64

1905

4,67

1,88

0,21

1,80

0,09

8,65

1906

5,68

1,95

0,20

1,56

0,12

9,51

1907

5,97

1,89

0,19

1,53

0,11

9,69

1908

5,46

2,03

0,20

1,59

0,12

9,40

1909

5,52

2,03

0,21

1,75

0,24

9,75

1910

4,19

2,17

0,19

1,90

0,15

8,60

1911

4,86

2,12

0,18

1,99

0,11

9,26

1912

5,95

2,18

0,16

2,17

0,12

10,59

1913

6,39

2,15

0,14

2,07

0,13

10,88

Год

Обрабатывающая промышленность

Металлур-

Деревоооб

Химиче-

Текстиль-

Одежда и

Кожа, мех и

гическая

рабатываю-

ская

ная

смешанные

животные

щая

вещества

продукты

1887

15,61

2,04

5,06

30,82

0,92

3,60

1888

15,70

2,56

4,78

33,26

0,95

3,34

1889

16,12

2,64

4,99

32,23

1,06

3,28

1890

16,81

2,46

4,98

31,73

0,88

3,12

1891

16,57

2,56

4,62

31,95

0,91

3,00

1892

17,13

2,47

4,60

31,61

0,88

2,91

1893

17,53

2,54

4,68

31,29

0,91

2,95

1894

16,99

2,70

4,87

30,90

0,90

2,99

1895

16,53

2,82

5,52

30,35

0,89

3,08

1896

18,08

3,60

6,03

28,69

0,84

3,44

1897

18,93

3,61

5,63

27,22

0,91

3,41

1898

20,51

3,34

5,85

25,78

0,93

3,05

1899

20,11

3,18

6,49

25,11

0,97

2,81

1900

20,57

2,96

6,91

24,33

1,01

2,58

1901

19,78

3,09

6,22

24,81

1,13

3,04

1902

17,58

3,07

6,36

25,62

1,20

2,87

1903

17,00

3,20

6,41

26,63

1,08

2,73

1904

17,10

2,92

6,90

27,31

0,99

2,47

1905

18,09

2,99

7,00

24,61

0,96

2,72

1906

15,42

2,78

6,95

26,43

0,89

2,41

1907

15,30

2,67

6,98

27,86

0,86

2,22

1908

13,90

2,59

6,76

26,45

1,10

2,61

1909

13,94

2,97

7,27

26,15

1,01

2,46

1910

13,38

3,68

6,71

29,97

1,12

2,52

1911

13,25

3,73

6,95

28,58

1,16

2,48

1912

14,51

3,67

7,91

28,23

1,12

2,28

1913

15,64

3,37

10,21

26,34

1,11

2,45

Год

Всего

Пищевая

Бумажная

Прочие

Итого

1887

29,41

5,33

0,97

93,76

100,00

1888

27,74

5,11

0,73

94,16

100,00

1889

27,83

4,98

0,70

93,81

100,00

1890

27,75

5,03

0,74

93,50

100,00

1891

28,18

5,01

0,71

93,50

100,00

1892

28,22

4,86

0,75

93,43

100,00

1893

28,09

4,61

0,78

93,39

100,00

1894

28,31

4,61

0,92

93,19

100,00

1895

27,78

4,52

1,07

92,56

100,00

1896

26,29

4,27

1,10

92,35

100,00

1897

26,95

4,32

1,16

92,12

100,00

1898

27,27

3,98

1,13

91,83

100,00

1899

27,06

3,78

1,13

90,64

100,00

1900

27,03

3,59

1,11

90,11

100,00

1901

28,09

4,17

1,13

91,46

100,00

1902

30,16

4,07

1,20

92,13

100,00

1903

30,14

3,81

1,21

92,20

100,00

1904

29,01

3,46

1,20

91,36

100,00

1905

29,98

3,68

1,31

91,35

100,00

1906

31,03

3,31

1,26

90,49

100,00

1907

30,13

3,08

1,21

90,31

100,00

1908

32,22

3,71

1,27

90,60

100,00

1909

31,70

3,47

1,28

90,25

100,00

1910

28,97

3,64

1,41

91,40

100,00

1911

29,53

3,55

1,52

90,74

100,00

1912

26,86

3,33

1,51

89,41

100,00

1913

24,72

3,07

2,22

89,12

100,00

До 1890-х гг. удельный вес добывающей промышленности в составе стоимости всей промышленной продукции был невелик. Это было связано с тем, что добыча полезных ископаемых и других видов природных ресурсов представляла собой только небольшую часть сырья, использовавшегося российской обрабатывающейся промышленностью. Гораздо существенней была доля сельскохозяйственного сырья. Такое положение характерно для экономики, ввозящей машины и оборудование из-за рубежа.

Однако с конца 1880-х гг. благодаря стремительному росту числа иностранных акционерных обществ, допущенных к действию в России, произошла стремительная модернизация промышленности, преимущественно угольной, нефтяной, металлургической и металлообрабатывающей ее отраслей. Благодаря этому имела место существенная минерализация топливного потребления (см. табл. 6).

Таблица 6.

Потребление топлива промышленностью и железными дорогами в 1887 — 1913 гг.

(в % к итогу в условных единицах калорийности топлива).

1887

1900

1908

1913

Каменный уголь, кокс и антрацит

30,8

37,2

49,6

62,7

Нефть

3,3

24,3

18,2

12,2

Торф

3,0

3,3

2,5

2,2

Дрова

56,2

29,8

26,4

19,8

Древесный уголь

6,7

5,4

3,3

3,1

Итого

100

100

100

100

Как видим, за период с 1887 по 1913 г. структура потребления топлива промышленностью и транспортом радикально изменилась. Доля каменного угля, кокса, антрацита и нефти возросла с 34,1 % в 1887 г. до 74,9 % в 1913 г., а удельный вес дров и древесного угля сократился за тот же период с 62,9 % до 22,9 %. Но при этом следует иметь в виду, что учитывалось только потребление топлива двигательными установками. Из-за конструкции печей рабочих и жилых помещений их отопление продолжало оставаться преимущественно древесным.

О том, что древесное топливо преобладало в топливном балансе страны, свидетельствуют данные о перевозке дров. Так, в пересчете на условное топливо в 1887 г. на судах, плотах и железнодорожным транспортом было перевезено 10231,8 тыс. т дров, тогда как потребление угля, кокса, антрацита, нефти и торфа промышленностью и транспортом составило 3322,8 тыс. т. В 1913 г. перевозка дров составила 14459,4 тыс. т., а потребление промышленностью и транспортом минерального топлива и торфа — 26363,6 тыс. т [29]. Но при этом надо иметь в виду, что статистика перевозок преуменьшает реальное потребление дров примерно на порядок, т. к. ею не учитывалась перевозка дров из окрестных лесов в места потребления гужевым транспортом, как в действительности происходило снабжение топливом населения провинциальных городов, помещичьих латифундий и гигантской массы крестьянских хозяйств.

Производство древесного топлива не включалось в состав промышленной продукции, так как оно было результатом деятельности небольших артелей, состоявших в основном из занимавшихся отхожими промыслами крестьян. Но и в продукцию сельского хозяйства оно тоже не включалось. Это приводило к существенному преувеличению уровня модернизации российской экономики, производительности труда и темпов экономического развития. Кроме того, без учета древесного топлива структура промышленного производства и ее динамика выглядит довольно странно. Во-первых, доля топливной промышленности в составе промышленной продукции в 1887 — 1890 гг. колебалась в пределах от 1,66 % до 1,83 %, тогда как в западных странах она была в 3,9 — 4,6 раз выше. Во-вторых, за период с 1887 по 1913 г. удельный вес топлива вырос в 3,7 раз, тогда как доля топливоемких отраслей колебалась за отдельные годы, но без выраженной тенденции к возрастанию.

Включить в состав стоимости промышленной продукции древесное топливо в полном его объеме не представляется возможным. Можно только установить его видимую часть. Для этого оценим объем перевозки дров по внутренним водным путям и железными дорогами в текущих рыночных ценах, а производство древесного угля — по текущим оптовым ценам. Тогда структура стоимости промышленного производства изменится следующим образом (см. табл. 7).

Таблица 7.

Динамика структуры стоимости российской промышленности в 1887 — 1913 гг.

(с учетом части производства древесного топлива), в %.

Год

Добывающая промышленность

Топливная

Рудная

Соляная

Силикатная

Прочее

Итого

1887

4,53

2,82

0,30

1,23

0,03

8,91

1888

4,40

2,57

0,30

1,18

0,02

8,46

1889

4,56

2,64

0,33

1,23

0,03

8,79

1890

4,61

2,90

0,34

1,26

0,04

9,15

1891

4,82

2,83

0,30

1,16

0,04

9,15

1892

4,57

3,05

0,28

1,20

0,05

9,16

1893

4,51

3,00

0,26

1,22

0,09

9,08

1894

4,86

2,86

0,25

1,22

0,06

9,24

1895

5,65

2,62

0,29

1,24

0,05

9,85

1896

5,29

2,29

0,20

1,99

0,04

9,81

1897

5,23

2,23

0,23

2,10

0,06

9,86

1898

5,62

2,18

0,21

1,97

0,06

10,04

1899

6,69

2,26

0,22

1,89

0,10

11,17

1900

7,21

2,28

0,24

1,81

0,11

11,65

1901

5,79

2,04

0,20

2,16

0,06

10,25

1902

5,46

1,83

0,20

2,08

0,06

9,62

1903

5,50

1,73

0,18

2,02

0,05

9,49

1904

6,28

1,91

0,20

1,78

0,07

10,25

1905

6,43

1,85

0,20

1,77

0,09

10,34

1906

7,30

1,92

0,20

1,53

0,11

11,07

1907

7,48

1,86

0,19

1,51

0,11

11,14

1908

7,00

2,00

0,20

1,56

0,12

10,88

1909

7,06

2,00

0,21

1,72

0,23

11,22

1910

6,12

2,14

0,18

1,87

0,15

10,46

1911

6,23

2,09

0,17

1,96

0,11

10,57

1912

7,23

2,15

0,16

2,14

0,12

11,80

1913

7,58

2,12

0,14

2,04

0,13

12,01

Год

Обрабатывающая промышленность

Металлургическая

Деревообрабатывающая

Химическая

Текстильная

Одежда и

Кожа, мех,

смешанные

животные

вещества

продукты

1887

15,17

1,98

4,91

29,94

0,90

3,50

1888

15,26

2,49

4,64

32,33

0,92

3,25

1889

15,67

2,56

4,85

31,33

1,03

3,19

1890

16,33

2,39

4,83

30,83

0,86

3,03

1891

16,10

2,49

4,48

31,05

0,89

2,91

1892

16,65

2,40

4,47

30,73

0,86

2,83

1893

17,06

2,48

4,55

30,47

0,89

2,87

1894

16,54

2,63

4,74

30,09

0,88

2,92

1895

16,10

2,75

5,37

29,56

0,87

3,00

1896

17,66

3,52

5,89

28,02

0,82

3,36

1897

18,52

3,53

5,51

26,63

0,89

3,34

1898

20,09

3,27

5,73

25,25

0,91

2,99

1899

19,71

3,12

6,36

24,61

0,95

2,75

1900

20,17

2,90

6,78

23,86

0,99

2,53

1901

19,41

3,04

6,11

24,34

1,11

2,99

1902

17,24

3,02

6,23

25,14

1,17

2,82

1903

16,69

3,14

6,29

26,14

1,06

2,68

1904

16,80

2,87

6,78

26,83

0,97

2,42

1905

17,76

2,93

6,87

24,16

0,94

2,67

1906

15,15

2,73

6,83

25,98

0,88

2,37

1907

15,05

2,63

6,86

27,41

0,84

2,19

1908

13,67

2,55

6,65

26,01

1,08

2,56

1909

13,71

2,92

7,15

25,72

0,99

2,42

1910

12,98

3,61

6,60

29,51

1,08

2,47

1911

13,06

3,68

6,85

28,17

1,14

2,44

1912

14,32

3,62

7,80

27,84

1,10

2,25

1913

15,44

3,32

10,08

26,00

1,10

2,42

Год

Всего

Пищевая

Бумажная

Прочие

Итого

Итого

1887

28,57

5,18

0,95

91,09

100,00

1888

26,96

4,97

0,71

91,54

100,00

1889

27,05

4,84

0,68

91,21

100,00

1890

26,97

4,89

0,72

90,85

100,00

1891

27,38

4,87

0,69

90,85

100,00

1892

27,44

4,73

0,73

90,84

100,00

1893

27,35

4,49

0,76

90,92

100,00

1894

27,58

4,49

0,89

90,76

100,00

1895

27,06

4,40

1,04

90,15

100,00

1896

25,68

4,17

1,08

90,19

100,00

1897

26,37

4,23

1,13

90,14

100,00

1898

26,71

3,90

1,11

89,96

100,00

1899

26,52

3,71

1,11

88,83

100,00

1900

26,51

3,52

1,09

88,35

100,00

1901

27,56

4,09

1,11

89,75

100,00

1902

29,58

3,99

1,18

90,38

100,00

1903

29,59

3,74

1,18

90,51

100,00

1904

28,50

3,40

1,18

89,75

100,00

1905

29,42

3,61

1,29

89,66

100,00

1906

30,50

3,25

1,24

88,93

100,00

1907

29,65

3,03

1,19

88,86

100,00

1908

31,69

3,65

1,25

89,12

100,00

1909

31,19

3,41

1,26

88,78

100,00

1910

28,35

3,57

1,37

89,54

100,00

1911

29,10

3,50

1,49

89,43

100,00

1912

26,50

3,28

1,49

88,20

100,00

1913

24,41

3,03

2,19

87,99

100,00

Заметно, что доля топливной промышленности значительно возросла, а размеры ее увеличения в рассматриваемый период существенно снизились. В целом картина приблизилась к западным стандартам.

Это доказывает необходимость расчета индекса физического объема промышленного производства по формуле с переменными весами. Без учета всего топливного производства индекс с постоянными весами, независимо от выбора базисного года, исказил бы темпы роста промышленного производства, поскольку на изменения в структуре топливного баланса он отреагировал бы как на изменения в темпах роста общего производства топлива. Индекс же с переменными весами менее чувствителен к составу товаров-представителей. Так, сравнивая таблицы 3 и 5, можно заметить, что быстрый рост производства минерального топлива в 1880-х — начале 1890-х гг. компенсируется его существенно меньшим удельным весом в указанный период.

Поэтому, если известны изменения веса товара в составе его товарной группы или в составе всей промышленной продукции, то нет нужды заниматься заведомо неполными и потому весьма условными расчетами важных, но не регистрируемых статистикой продуктов, таких, например, как производство древесного топлива. Достаточно лишь учесть изменения реального веса производства минерального топлива в составе всего промышленного производства.

Для исчисления индекса мной были отобраны 71 показатель, характеризующий 14 отраслей промышленности:

Показатель

Измерение

А

Добывающая промышленность

I

Топливная промышленность

1

Сырая нефть

тыс. тонн

2

Каменный уголь

---- “ ----

3

Антрацит

---- “ ----

4

Торф

---- “ ----

5

Дрова (объем потребления промышленностью и транспортом)

тыс. куб. м

6

Древесный уголь

тыс. тонн

II

Рудная промышленность

7

Железная руда

тыс. тонн

8

Медные руды

-----

9

Хромистая руда

тонн

10

Марганцевая руда

тыс. тонн

11

Цинковая руда

тонн

12

Серебро-свинцовые руды

тыс. тонн

III

Соляная промышленность

13

Каменная соль

тыс. тонн

14

Самосадочная соль

---- “ ----

15

Выварочная соль

---- “ ----

IV

Силикатная промышленность

16

Цемент (всех марок)

тыс. бочек

17

Строительный кирпич

млн. тонн

18

Стекло и стекольные изделия

тонн

V

Золото-платиновая промышленность

19

Рассыпное и рудное золото

кг

20

Платина

--

21

Осьмистый иридий

--

Б

Обрабатывающая промышленность

VI

Металлургическая промышленность

22

Чугун

тыс. тонн

23

Кричная и пудлинговая сталь

---- “ ----

24

Мартеновская сталь

---- “ ----

25

Бессемеровская сталь

---- “ ----

26

Сортовое железо

---- “ ----

27

Листовое и кровельное железо

---- “ ----

28

Рельсы

---- “ ----

29

Штыковая медь

---- “ ----

30

Электролитическая медь

тонн

VII

Лесообрабатывающая промышленность

31

Пиленые материалы

тыс. куб. м

32

Фанера

тыс. кв. м

33

Катушки

Тыс. шт.

34

Челноки

--------

VIII

Химическая промышленность

35

Сода кальцированная

тонн

36

Серная кислота (камерная и контактная)

-----

37

Белила свинцовые

-----

38

Мыло хозяйственное

-----

39

Бензин

тыс. тонн

40

Спички

тыс. ящиков

IX

Текстильная промышленность

41

Льняная пряжа

тонн

42

Мешки

тыс. шт.

43

Шерстяная пряжа

тонн

44

Суровье

-----

45

Хлопчатобумажная пряжа

-----

X

Производство одежды, обработка смешанных веществ

46

Вязаные изделия

тонн

47

Клеенка

кв. м

48

Ковры

тыс. шт.

XI

Кожа, мех, обработка продуктов животного происхождения

49

Выделка мелких кож, включая выросток

тыс. шт.

50

Выделка крупных кож

---- “ ----

51

Овчина и мерлушка

---- “ ----

52

Щетина

тонн

53

Кожаная обувь

тыс. пар

XII

Пищевая промышленность

54

Сахар-песок (белый)

тонн

55

Сахар-рафинад

-----

56

Патока

-----

57

Спирт-сырец

Гекалитров

58

Дрожжи

кг

59

Масло льняное

тонн

60

Масло подсолнечное

-----

61

Пиво

Гекалитров

62

Табак курительный 1 сорт

тонн

63

Папиросы

млн. шт.

64

Махорка курительная

тонн

65

Крахмал

-----

XIII

Бумажная промышленность

66

Бумага нетто

тонн

67

Картон брутто

-----

68

Целлюлоза

-----

XIV

Мукомольная промышленность

69

Мука

тонн

70

Крупа

------

71

Отруби

------

В таблице 8 приведены результаты исчисления индекса физического объема промышленного производства. Товарная номенклатура индекса, наряду с другими продуктами, включает и все продукты, вошедшие в индекс Герчука и Кафенгауза. Исключение сделано только для производства паровозов и вагонов. Дело в том, что, во-первых, методически неверно (как это сделал Кафенгауз) объединять в один натуральный показатель паровозы и вагоны. Во-вторых, из-за неустойчивости производства цены на эту продукцию в России не сложились, а использовать «цены по случаю» я не решился. Номенклатура индекса включает около 70% стоимости производства цензовой промышленности плюс стоимость мукомольного производства (см. табл. 1).

Таблица 8.

Индекс физического объема промышленного производства Российской империи

за 1887 — 1913 г. Объем производства 1887 г. = 100.

Год

Добывающая промышленность

Топливная

Рудная

Соляная

Силикат-

Золото-

Итого

ная

Платиновая

1887

100

100

100

100

100

100

1888

104,00

96,63

105,66

102,28

66,67

102,71

1889

109,04

102,58

122,64

110,05

100,00

108,03

1890

110,95

112,30

124,53

112,79

133,34

111,28

1891

115,75

111,71

113,21

105,02

116,67

114,74

1892

123,23

125,20

109,43

113,70

183,33

123,27

1893

130,01

130,95

109,43

122,83

316,67

129,93

1894

140,12

128,97

105,66

126,48

233,33

137,76

1895

148,02

120,04

126,42

130,59

200,00

143,62

1896

155,68

118,85

98,11

236,99

183,33

154,82

1897

169,44

127,98

126,42

277,63

300,00

169,75

1898

186,69

133,93

122,64

279,00

335,31

184,70

1899

200,01

144,84

135,85

279,45

550,02

197,23

1900

207,64

152,78

150,94

278,54

633,35

204,60

1901

218,86

144,25

135,85

351,60

350,04

217,33

1902

229,20

130,56

133,96

342,01

366,67

224,73

1903

240,20

131,75

130,19

353,88

316,67

235,19

1904

244,49

154,96

156,60

333,33

500,08

239,36

1905

247,85

145,63

152,83

320,55

616,67

241,29

1906

258,58

166,87

164,15

306,39

833,32

252,24

1907

274,27

177,78

169,81

332,42

850,11

268,17

1908

283,68

191,87

179,25

345,66

983,33

277,26

1909

289,29

198,61

196,23

393,15

1950,33

284,78

1910

302,66

241,87

196,23

486,76

1450,74

303,64

1911

318,74

247,62

196,23

536,53

1083,33

320,53

1912

336,62

277,78

192,45

636,073

1316,67

343,12

1913

366,33

301,79

183,02

668,04

1550,02

371,72

Год

Обрабатывающая промышленность

Металлур-

Лесооб-

Химическая

Текстиль-

Одежда и

Кожа, мех,

гическая

рабаты-

ная

Смешанные

Животные

вающая

вещества

Продукты

1887

100

100

100

100

100

100

1888

106,98

133,33

100,46

114,78

109,38

98,88

1889

113,26

141,81

108,21

114,70

125,63

100,16

1890

115,66

132,20

106,61

112,53

105,00

94,87

1891

118,13

139,55

101,60

115,39

110,00

92,79

1892

127,36

140,68

105,59

119,06

111,25

93,91

1893

138,70

153,95

114,25

125,46

122,50

101,28

1894

138,92

168,93

123,03

128,00

125,00

106,25

1895

137,37

179,38

141,62

127,78

125,00

111,22

1896

159,01

259,89

174,46

136,64

133,75

140,54

1897

186,52

288,14

181,41

140,20

160,63

154,49

1898

200,48

286,44

191,11

142,72

176,25

148,56

1899

227,70

307,06

200,23

149,44

192,50

142,63

1900

251,40

276,55

260,78

150,62

209,38

136,70

1902

229,47

307,06

256,21

160,10

264,38

162,82

1903

232,72

340,68

275,26

168,89

253,13

164,90

1904

243,13

331,64

305,47

188,76

248,75

159,13

1905

234,90

329,38

288,83

179,67

233,75

170,19

1906

234,12

338,14

329,76

212,93

240,63

166,67

1907

266,10

357,91

377,31

243,45

254,38

168,91

1908

244,46

348,87

367,27

235,65

328,13

198,88

1909

253,47

412,99

408,21

240,85

309,38

194,39

1910

269,94

584,46

429,76

245,59

392,50

227,08

1911

288,33

621,75

467,39

277,70

425,63

233,97

1912

307,16

664,97

579,13

301,55

448,13

234,94

1913

371,49

672,32

595,10

310,91

492,50

277,40

Год

Обрабатывающая промышленность

Итого

Пищевая

Бумажная

Мукомольная

Итого

Итого

1887

100

100

100

100

100

1888

100,33

102,06

79,29

108,05

107,94

1889

103,82

102,49

78,70

110,11

110,07

1890

101,98

102,38

82,84

108,61

108,67

1891

106,67

104,65

81,07

111,99

112,06

1892

111,41

105,95

89,35

116,74

116,89

1893

118,06

106,93

99,41

123,89

124,02

1894

122,96

110,39

120,12

127,12

127,36

1895

122,59

110,06

142,60

126,97

127,41

1896

123,37

115,91

166,86

135,51

136,01

1897

127,80

132,14

193,49

143,30

143,98

1898

140,22

130,84

202,96

152,19

153,07

1899

158,18

140,48

211,24

166,86

167,83

1900

177,35

128,57

217,75

180,46

181,28

1901

179,47

130,74

234,32

182,34

183,32

1902

197,27

155,74

251,48

187,86

188,80

1903

201,06

155,19

268,64

193,31

194,37

1904

203,47

150,54

286,39

204,11

205,12

1905

203,90

155,41

303,55

200,40

201,61

1906

198,14

154,22

309,47

210,53

211,88

1907

199,86

158,12

339,05

228,95

230,22

1908

242,10

191,13

357,40

241,57

242,68

1909

266,88

184,85

372,78

257,12

257,99

1910

277,78

199,68

466,86

265,33

266,40

1911

294,18

226,41

528,99

290,00

290,88

1912

298,90

231,06

572,19

307,54

308,74

1913

301,53

234,63

690,53

324,06

325,81

Если сравнить наш индекс с индексами Кафенгауза и Герчука (последний приведен мною к базе на 1887 г.), то получится следующая картина (см. диагр. 1).

Диаграмма 1.

Здесь ряд 1 — наш индекс; ряд 2 — индекс Кафенгауза; и ряд 3 — индекс Герчука.

Коэффициенты корреляции между конечными разностями первого порядка индексов приведены в таблице 9.

Таблица 9.

Коэффициенты корреляции между конечными разностями индексов физического объема промышленного производства в России.

Мой индекс

Индекс Кафенгауза

Индекс Герчука

Мой индекс

1

0,817334

0,558872

Индекс Кафенгауза

0,817334

1

0,669423

Индекс Герчука

0,558872

0,669423

1

Любопытно, что рассчитанный мною индекс отражает колебания физического объема промышленного производства в России, вызванные промышленными циклами, примерно также, как и индекс Кафенгауза. В то же время индекс Герчука слабее связан как с моим индексом, так и индексом Кафенгауза.

Индекс Герчука включал непропорционально большое количество товаров конечного потребления. Поэтому он раньше реагировал на начало промышленных кризисов, что было вызвано опережающим сокращениям производства потребительских товаров под влиянием сокращения спроса конечных потребителей.

В таблице 10 приведены общие данные о темпах роста физического объема промышленности Российской империи. Они никоим образом не достигали 6,9 % в среднем за год. По моим расчетам они составляли 4,69 %. При этом темпы роста добывающей промышленности были несколько выше (5,20 %).

Таблица 10.

Темпы роста промышленного производства в России в конце XIX — начале XX в., %.

Добыва-

Обрабаты-

Всего

Добыва-

Обрабаты-

Всего

ющая

вающая

ющая

вающая

1887

1901

6,219

1,045

1,123

1888

2,715

8,048

7,937

1902

3,406

3,024

2,990

1889

5,174

1,911

1,974

1903

4,653

2,904

2,951

1890

3,012

-1,365

-1,269

1904

1772

5,587

5,528

1891

3,110

3,114

3,116

1905

0,808

-1,817

1,709

1892

7,430

4,238

4,310

1906

4,536

5,055

5,092

1893

5,401

6,125

6,107

1907

6,315

8,747

8,660

1894

6,028

2,605

2,694

1908

3,390

5,513

5,409

1895

4,251

-0,114

0,036

1909

2,712

6,435

6,311

1896

7,801

6,726

6,748

1910

6,624

3,194

3,260

1897

9,642

5,745

5,857

1911

5,561

9,300

9,188

1898

8,810

6,202

6,314

1912

7,049

6,047

6,141

1899

6,785

9,646

9,646

1913

8,335

5,372

5,527

1900

3,737

8,145

8,013

Средние

5,203

4,671

4,691

Подробный анализ полученных результатов должен стать предметом самостоятельного исследования. Поэтому ограничусь самыми общими выводами.

Согласно проведенным статистиками 1920-х гг. исчислениям, перед первой мировой войной Российская империя находилась на пятом месте в мире по общему объему промышленного производства. Статья Пола Грегори, по сути дела, оспаривает этот вывод. Однако такой пересмотр экономической истории едва ли соответствует действительности.

Дело в том, что период с 1887 по 1913 гг. был решающим для мировой экономической гонки за первенством. Экономический рост в конце XIX — начале XX века вел не только к количественным, но и к качественным изменениям. Вводились новые производства, происходил переход на более прогрессивные виды топлива, создавалась новая транспортная система, происходил переход на новые технологии. В плане модернизации экономики Россия не только не отставала, но даже опережала ведущие западные державы. Поэтому если бы темпы роста ее промышленной продукции за рассматриваемый период действительно были бы выше, чем во всех развитых странах и составляли бы, как утверждает Грегори, 6,9 % то промышленность России вышла бы к 1913 г. на первое место в мире.

Тем не менее, неоспорим тот факт, что рост промышленного производства в Российской империи совершался действительно чрезвычайно быстрыми темпами, уступая только США и Германии.

ПРИМЕЧАНИЯ


 [1] Экономическая история. Ежегодник 1999. С. 472.

 [2] Там же. С. 474.

 [3] Там же. С. 477 — 478.

 [4] Там же. С. 478.

 [5] Там же. С. 479 — 483.

 [6] Там же. С. 487.

 [7] Ср. Экономическая история. Ежегодник 1999. Приложение 2 (без нумерации страниц): Экономический бюллетень Конъюнктурного института. 1926. № 2. С. 18 — 20.

 [8] Кафенгауз Л.Б. Эволюция промышленного производства России (последняя треть XIX в. — 30-е годы XX в.). М., 1994. С. 290 — 297: Экономический бюллетень Конъюнктурного института, 1926. № 2. С. 18.

 [9] Кафенгауз. Указ. соч. С. 388 — 389.

 [10] Кафенгауз Л.Б. Указ. соч. С. 288.

 [11] Там же. С. 388 — 389.

 [12] См. Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России в 1908 г. СПб., 1911. С. 26.

 [13] Кафенгауз. Указ. соч. С. 84.

 [14] Там же. С. 290 — 291.

 [15] Первушин С.А. Хозяйственная конъюнктура. Введение в изучение динамики русского народного хозяйства за полвека. М., 1925. С. 216 — 217; Лященко П.И. История народного хозяйства СССР. 2-е изд. Т. II. М., 1950. С. 414 — 415.

 [16] Лященко. Указ. соч. С. 144; 286.

 [17] Народное хозяйство России за 1921/22 г. Статистико-экономический ежегодник. М., 1923. С. 325.

 [18] Кафенгауз Л.Б. Указ. соч. С. 336 — 337.

 [19] Там же. С. 475 — 476. Я ориентируюсь на приведенные Кафенгаузом в табл. 9 данные. Однако они не согласуются с данными за 1887 г. по Донецкому, Подмосковному и Уральскому бассейнам, приведенным в табл. 8. Причины расхождений не ясны. Я отдаю предпочтение данным табл. 9 потому, что и в табл. 1 на с. 25 Кафенгауз приводит данные, согласующиеся с табл. 9. Но даже если принять за основу данные табл. 8, то и в этом случае рост производства каменного угля в границах СССР значительно выше, чем в русской части Польши, а. следовательно, выше, чем в целом по Российской империи.

 [20] Плошко Б.Г., Елисеева И.И. История статистики. М., 1990. С. 105 — 106.

 [21] Там же. С. 113.

 [22] См. Четвериков Н.С. Теоретические основы плана построения нового индекса розничных цен Конъюнктурного Института. // Экономический Бюллетень Конъюнктурного Института. 1924. № 4.

 [23] Там же. 1926. № 2.

 [24] Динамика российской и советской промышленности в связи с развитием народного хозяйства за сорок лет (1887 — 1926). Ч. 1 — 3. М: Л., 1929 — 1930.

 [25] Струмилин С.Г. Промышленные кризисы в России. // Проблемы экономики. 1940. № 2.

 [26] Яковлев А.Ф. Экономические кризисы в России. М., 1955.

 [27] См. напр. Мендельсон Л.А. Теория и история экономических кризисов и циклов. Т. 3. М., 1964. С. 140.

 [28] Бовыкин В И. Формирование финансового капитала в России. М., 1984. С. 19 — 45.

 [29] Исчислено по: Кафенгауз Л.Б. Указ. соч. С. 30, 130.